Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 629 81 65, +7 (495) 690 20 84

Все ли можно купить и продать?

24.09.2004

Основное достоинство режис­серской работы Татьяны Василь­евны Дорониной представляется мне в стремлении не навязчиво и не дидактично, а с житейской органичностью и психологиче­ски точно выявить вампиловскую философскую концепцию пьесы. А блистательным помощ­ником ей в этом становится исполнитель главной роли — заслуженный артист России Анд­рей Чубченко.

Собственно, философия про­бивается здесь сквозь обыкно­венный быт как таковой, где уж и не ахти какие происходят собы­тия. Подумаешь, встретил сту­дент девушку на автобусной оста­новке, поговорил с ней легко и завлекательно, пригласил на свадьбу друга. А она возьми да влюбись в этого парня. Потом, кажется, и он в нее. Однако папа девушки, оказавшийся ректором, перед исключенным за хулиган­ство студентом поставил условие: в университете восстановлю, но с дочерью моей — не встречаться.

Бытовая, можно сказать, исто­рия, совсем не философская. Если особенно не размышлять, к чему настойчиво зовет себя и других студент Колесов. Если же задуматься...

А вот если задуматься, то вый­дет, что молодой человек купил себе диплом. Причем дорого — ценой предательства любви! По­тому-то и вздрагивает Колесов— Чубченко, словно током ударен­ный, когда, с некоторым торжеством сообщив об окончании университета своему случайному знакомому Золотуеву, слышит от него, торгаша по натуре: «Сколь­ко дал?»

Это — железное кредо торга­шей: всё продается и покупается. Доронина очень живому и убе­дительному Чубченко находит адекватный идейно-философ­ский камертон в лице не менее убедительного исполнителя ро­ли Золотуева — заслуженного артиста России Владимира Ровинского. Центральную притчу свою автор связал с этим персонажем. Погорев некогда на взят­ке, которую неудачно попытался дать ревизору, он твердо уверен: просто мало дал. Покупается всё — надо только знать, сколько дать. И вот, выйдя из заключе­ния, подается он в торговцы цве­тами (доходнейшее занятие — вспомним начало карьеры Чу­байса!), чтобы накопить как можно больше денег и купить все-таки того ревизора.

А когда этот человек даже та­ких больших денег не берет, на­ступает для торгаша полный мировоззренческий крах: «Про­пала жизнь...»

У Ровинского Золотуев мрачноват, ворчлив, если надо — суетлив и угодлив, но всегда внутренне самоуверен, а из-под респектабельного облика «солидного хозяина» сочится отрава ядовитых установлений, по которым неизменно существует он сам и которые, по его убеждению, должны править миром. Например: «Друзей нет — есть соучастники».


Увы, золотуевы в конце концов навязали все же свое кредо нашему обществу. Явление цветочного бизнесмена Чубайса в качестве одного из всесильных заправил и хозяев «новой жизни» вполне символично! Могли предвидеть такое Вампилов четыре десятка лет назад?! Или, однако, что-то предвидел...


В спектакле Т. Дорониной, как и в пьесе А. Вампилова, с Золотуевым спорит, по сути, вся студенческая братия, юные чувства которой особым расчетом не обременены и из которой выпадает (нечаянно?) Колесов. Молодые актеры театра создают хороший ансамбль — по-моему, для них настоящий праздник играть все это