Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 697 87 73, +7 (495) 629 81 65

«Вечерняя Москва»: Сергей Пускепалис: Я – добродушный литовец

03.02.2019

Режиссер Сергей Пускепалис приступает к репетициям спектакля «Последний срок» по повести Валентина Распутина в МХАТ им. М. Горького. С 4 декабря 2018 года он – заместитель художественного руководителя этого театра Эдуарда Боякова по творческим вопросам. В интервью «ВМ» Сергей объясняет, почему «деревенская проза» Распутина актуальна и важна для публики столичного театра.

– Сергей, каким будет первый репетиционный день спектакля «Последний срок»?

– Будем читать повесть, что называется, «на голосах». Я познакомлюсь с актерами, они познакомятся со мной, и вместе заново познакомимся с повестью Распутина.

– Одновременно вы ставите спектакль «Русская война Пекторалиса» по мотивам рассказа Лескова «Железная воля» в театре Олега Табакова. Наверняка сложно работать с двумя произведениями классиков?

– Сложно. В «Табакерке» репетирую в дневное время, а в МХАТ буду репетировать в вечернее.

– Что вы сегодня делаете в МХАТ имени Горького в качестве заместителя художественного руководителя? Не зря получаете зарплату?

– Я смотрю репертуар театра и готовлюсь к постановке повести Валентина Распутина «Последний срок».

– На ваш взгляд, Валентин Распутин – великий писатель?

– Вне всякого сомнения. Он написал потрясающие произведения: «Живи и помни», «Прощание с Матерой», «Деньги для Марии» и «Последний срок». Для меня самое значительное, если хотите, близкое произведение – «Последний срок». В нем выписаны, казалось бы, очень тонкие, хрупкие вещи, которые в действительности оказываются самыми прочными и важными.

– МХАТ имени Горького расположен в самом центре Москвы – на Тверском бульваре. Неужели вы считаете, что «деревенская тема» повести «Последний срок» актуальна для нас?

– Для меня актуальна. Отвечу вам начистоту – что бы каждый из нас, в центре Москвы, из себя не корчил, осталась наша малая родина, и по ней есть ностальгия, и наш якорь там. А как можно плыть дальше без якоря?

– По атмосфере, культуре МХАТ имени Горького – ваш театр?

– У меня большой опыт работы в разных театрах. К счастью, не чувствую ничего такого, чтобы меня во МХАТ отталкивало, настораживало. Но и влюбиться в актеров пока не было времени. Впрочем, это происходит в процессе работы, которая начинается с 5 февраля.

– На примере руководства Ярославским театром драмы имени Волкова вы высказывались о введении для актеров контрактной системы на определенный срок. На днях Министерство культуры опубликовало законопроект об оценке востребованности творческих работников. Как вы оцениваете грядущие перемены?

– Положительно. Контрактная система должна существовать, потому что в ней залог энергичности и жизнеспособности театра. Контрактная система – это система взаимной ответственности, заинтересованности, а не страха и давления. К тому же каждый актер вправе прийти к работодателю и потребовать работу.

– Ваш учитель Петр Фоменко в крайних случаях увольнял артистов. Он был в ответе за каждого, кого брал «под свое крыло».

– Петр Наумович был прав во всем. Он дал нам такие знания, с которыми можно покорить самые большие театральные вершины. Он научил нас быть благодарными, внимательными и ответственными за дело и за людей.

– Объясните, пожалуйста, какие сегодня складываются взаимоотношения между руководством МХАТ имени Горького и президентом театра Татьяной Дорониной?

– Все мы понимаем, что Татьяна Васильевна значительную часть жизни отдала МХАТ имени Горького, и мы очень ценим ее, любим и надеемся на ее помощь, сотрудничество и доверие. Мы очень бережно будем относиться к наследию Татьяны Васильевны. Понимаем, что пережил театр за эти 30 лет в «свободном плавании», отстаивая свои принципы…

– Сергей, удивительным образом вам удается ни с кем не конфликтовать, но при этом четко высказывать свою гражданскую позицию. Каким образом обрели завидное равновесие?

– Если твердо не следовать своим принципам, то к результату не придешь. Тем более, если несешь ответственность не только за себя, но и за других людей.

– В СМИ объявлено о рождении нового Международного фестиваля «Герой и время», и вы – его президент. Кто для вас герой?

– Для меня герой – мой отец. Я ему доверю и очень его уважаю. Хочу быть на него похожим. Литературный герой – Иван Телегин из романа Алексея Толстого «Хождение по мукам». Мне кажется, что мы бы с ним подружились. Для меня герой – Захар Прилепин.

– Cергей, вы наполовину– литовец. Но при этом – добродушный, мягкий, сердечный. Говорят, что литовские режиссеры очень жесткие, суровые.

– Среди литовских режиссеров я знаю много добродушных и доброжелательных.

– Главный метод литовской режиссуры – докопаться до сущности предметов и явлений и вскрыть ее, не так ли?

– Я пытаюсь докопаться до сути вещей, явлений. Это дает энергию, движение и отсекает ненужное.

– Почему в «Табакерке» вы ставите малоизвестное произведение Николая Лескова «Железная воля»?

– А мне давно нравится это произведение. К тому же тема интеграции русской культуры и зарубежной, которую поднимает Лесков, весьма актуальная. Причем Лесков это делает с юмором и с глубиной.

– Вы дебютировали в качестве кинорежиссера с картиной «Клич» два с половиной года назад. Нет ли желания еще снять фильм?

– Есть хороший сценарий по одному из произведений Алексея Слаповского, который я мечтаю снять. Но пока нет денег на картину.

– Коварный вопрос на засыпку: может ли что-то поссорить вас с Алексеем Слаповским?

– Даже разность во взглядах и политических вопросах нас не поссорила. Наша дружба со Слаповским незыблема. Слаповский был, остается и всегда будет для меня любимым писателем и близким человеком.

Анжелика Заозерская,«Вечерняя Москва», 3 февраля 2019