Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 629 81 65, +7 (495) 690 20 84

«Аргументы недели»: Великая, упрямая Доронина

20.09.2018

Московский художественный академический театр имени М. Горького 15 сентября открыл новый сезон. На него приходится 120-летний юбилей театра. А 12 сентября свой юбилей отметила художественная руководительница громады на Тверском бульваре – великая, упрямая Татьяна Васильевна Доронина.

Так случилось, что в дни того давнего раздела Московского художественного театра на «мужской» ефремовский и «женский» доронинский, я плотно жила в Ленинграде и никак не участвовала в битвах. Совершенно пропустила момент, почему я должна презирать МХАТ имени Горького и считать его недоразумением. С тех пор я время от времени хожу в доронинский МХАТ и не вижу в нем решительно ничего ужасного. МХАТ консервативен, во многих спектаклях его репертуара сохранены формы, принятые 30–50 и более лет назад, и что? В конце концов, консервативное крыло московских театров сегодня сузилось всего до двух пространств: Малого и МХАТ. И если это крыло начисто ликвидировать (как это произошло, например, в Санкт-Петербурге), то с кем будут спорить новаторы и как вообще оценить степень их крутизны, коли не с чем сравнивать?

Великой упрямице, легендарной актрисе Татьяне Дорониной, берегущей свое понимание сцены, конечно, не хватает соратников. Многих режиссеров смущает репутация театра – репутация несправедливая, даже, можно сказать, фейковая. Недавно ушелиз жизни главный художник театра, уникальный мастер – Владимир Серебровский, подробно и затейливо обставлявший сцену театра добротной мебелью, умело справлявшийся с поворотным кругом и писавший на задниках деревья, реки, облака… Бывало, зритель МХАТ принимался аплодировать сразу после подъема занавеса – вот по сердцу ему такая старомодная добротность. Если вам люб другой театр, проблем нет, других театров изобилие морское, но, как говорила Алиса (из Страны чудес), «в мире столько нестранных мест, должно же быть хоть одно странное место». Подрастают новые поколения, уже далекие от прежних навязанных догм, которые предпочитают разбираться в явлениях искусства самостоятельно. Выясняется: доронинский МХАТ – никакой не музей восковых фигур, не паноптикум и не малохудожественный казус.А спокойно и притом активно работающий организм с большим и занимательным репертуаром, уважительный к зрителю (особенно провинциальному, а это очень важно), интересной и разнообразной труппой. Последнее крупное приобретение Дорониной – актер А. Хатников, блистательно сыгравший главную роль в спектакле «Отелло уездного города» (по пьесе Островского «Грех да беда на кого не живет»). Такого артиста – явного драматического героя, приковывающего к себе внимание с первого появления на сцене, – еще поди найди даже в богатой талантами ­Москве.

Консерватизм доронинского МХАТ привлекает провинциальную публику, даруя той ощущение театра как спокойного благородного пространства, бережного к автору и культурно осваивающего время. Опять-таки это не единственно верное понимание театра, но отчего бы и такому не быть. Разных «кишкомотательных» (выражение Эдуарда Успенского) зрелищ у нас довольно. Пусть даже иной раз спектакли МХАТ имени Горького склоняются в сторону «чтения в лицах» – и в этом не вижу беды. Не было бы спроса на них – оба зала МХАТ имени Горького стояли бы пустыми, а они полны каждый день…

Конечно, когда сама Татьяна Васильевна выходит на сцену, зал набит битком (она сегодня занята в нескольких спектаклях, среди них «Васса Железнова» и «Старая актриса на роль жены Достоевского»). Кроме цветов люди несут любимой артистке еще и какие-то трогательные сумочки с подарками. В этом преклонении нет никакой дешевки – публика откликается любовью на ту весть, которая заключена в Дорониной, как во всякой большой актрисе. Словами эту весть передать трудно, но я попробую. Я недавно пересмотрела телефильм 1970‑х годов «Ольга Сергеевна» по сценарию Радзинского, где Доронина в заглавной роли. И меня поразила несоразмерность житейских обстоятельств героини и ее сущности. То есть Ольга Сергеевна – Доронина была вроде бы нормальной обычной женщиной, научной работницей, с неустроенной личной жизнью. Но не о том она играла! Она играла женщину необыкновенную, с обостренным чувством идеального, женщину, которая бьется огромной своей душой о нелепую и горькую свою участь. И ничего, ни грана, ни капли своей беспокойной души она миру уступить не может!

Доронина – реально трагическая актриса (при том, что умеет быть и забавной, и смешной). Потому что счастье для ее героинь невозможно и немыслимо, и роковая печать несчастья поставлена на ее высокое чело еще в колыбели какой-то злобной феей. А может, и без феи дело обошлось – а просто ее упрямая душа предъявляет жизни неисполнимые требования. Недаром актриса играла героинь Теннесси Уильямса, которые все – об этом. О том, как женщина (чудесная, необыкновенная, прекрасная) разбивается о жизнь. Она не может жить мелочами, копеечными расчетами, тем, что подвернется под руку, – нет, она оградила себя своими идеалами, как частоколом, она сражается под флагом неведомой страны, где все жители такие, как она: гордые, бесстрашные, требующие справедливости немедленно. Великая, прекрасная и несчастная женщина-воительница. Да, русская тема – но и вечная…

Мне приходилось разговаривать с Дорониной – за кулисами, без грима. И вот чудеса: когда она пристально смотрела на меня своими пронзительными голубыми глазами, действительность начинала как-то странно оплавляться по краям, а потом и вовсе таяла. Я уже слышала только этот прекрасный, вечно напряженный голос и видела лишь сизый туман, в который погружали меня эти глаза. И то в жизни, а представляете, что эта чародейка на сцене творит, когда она в форме и в ударе, – вероятно, то же самое, что творили с публикой великие русские трагические актрисы прошлых веков.

Феномен упрямства, фантастическая вера в себя, свое предназначение и свое понимание сценыДавайте не будем перевоспитывать Татьяну Васильевну Доронину, ладно? Давайте ее просто любить. И не забудьте заглянуть в МХАТ имени Горького, в новом сезоне обещано много премьер – не понравится, ничего страшного, а может, вам подойдет именно этот фасон. Особенно если вам плевать на моду.

Татьяна Москвина, газета «Аргументы недели», 20 сентября 2018 г.