Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 697 87 73, +7 (495) 629 81 65

«Театрал»: «Реформы – не наш словарь». Эдуард Бояков стал художественным руководителем МХАТ им. М. Горького

09.01.2019
Наше знакомство с новым руководителем МХАТ началось в театральном буфете. «Есть что-нибудь постное?» поинтересовался Эдуард Владиславович и тем самым навел меня на первый вопрос:

– Эдуард Владиславович, вы давно обратились к вере?

– Я вырос в советской семье, в нашем доме не было ни одной иконы, поэтому мое воцерковление было отложено на много лет вперед. В начале двухтысячных, организуя Пасхальный фестиваль, я впервые увлекся православной литературой и музыкой. А в 2011 году мы с женой венчались и воцерковились.

– Ваша религиозность как-то отразится на жизни театра?

– Это вопрос деликатный и требующий уважения к обеим сторонам, и к верующим, и к атеистам. Театр – светская организация, где должны учитываться мнения каждого человека. Поэтому никакого фанатизма здесь не будет. С другой стороны, во многих фойе, коридорах и кабинетах МХАТ висят иконы. Конечно, убирать их я не собираюсь. Кроме того, сборы МХАТовской труппы всегда начинались с молебна, и эта традиция сохранится.

– Ваше назначение вызвало шквал публикаций, в том числе негативных. Многие не понимают, как так человек не из недр Художественного театра и вдруг возглавил этот коллектив?

– Я не хочу ориентироваться на комментарии недоброжелателей. Зачем мне об этом думать? Я их не читаю. Если бы я занимался отслеживанием мнений о своей персоне, то в жизни ничего бы не достиг. Мне интересно заниматься созиданием, а не подобным наблюдением. Но когда поздравляли лично – и друзья, и известные профессионалы – было приятно, не скрою.

– Кто поздравил, если не секрет?

– Очень теплое и сильное напутствие дал Андрей Кончаловский, говоря о моей миссии и необходимом мужестве. Добрые слова мы с Захаром Прилепиным и Сергеем Пускепалисом услышали от Евгения Князева, Сергея Шаргунова, Кирилла Крока, Евгения Каменьковича, Анны Большовой… Конечно, были и дежурные, конъюнктурные поздравления, о них говорить нет смысла.

– Кто выдвинул вашу кандидатуру? Это был выбор Татьяны Васильевны?

– Нет, это решение Владимира Мединского. Все произошло достаточно быстро. Мы с Пускепалисом и Прилепиным изложили министру нашу программу, и через несколько недель все определилось.

– Какие реформы ждут МХАТ? Какова ваша художественная программа?

– Мы планируем не ломать, а развивать то, что закладывалось Станиславским и следующими поколениями руководителей. Последние 30 лет театр существовал в режиме отчасти закрытого монастыря, а отчасти – идеологически выдержанного института со своей четкой программой. У нас с Захаром и Сергеем это вызывает большую симпатию и уважение.

– Ну, вы же будете как-то обновлять театр? Иначе зачем вы пришли?

– Конечно. Мы предполагаем более открытую стратегию развития театра, подробную художественную программу объявим после Нового года. Там будут и фамилии, и названия, и направления работы на ближайшие два сезона. Сейчас я могу обозначить лишь векторы. В первую очередь, это работа с классикой, сохранение и исследование традиций. Например, спектакль «Синяя птица» постановки Станиславского и Сулержицкого 1908 года, который до сих пор украшает репертуар МХАТ. Это сокровище, с которым надо работать. Надо его осмыслять, реставрировать. Это очень деликатная работа. Каждое поколение интерпретаторов накладывало на спектакль новую краску, которую надо «содрать» и посмотреть, что же

было на самом деле. Следующее направление – большая и серьезная работа, связанная с современной драматургией. Среди авторов, с которыми мы планируем работать, – мощные и перспективные драматурги Наталия Мошина, Владимир Забалуев. С ними я сотрудничал еще в театре «Практика». Есть и новые имена, мы их совсем скоро представим. Безусловно, мы будем работать и с поэзией. Например, с Анной Ревякиной.

Это серьезное явление в современном поэтическом пространстве. Кроме того, есть целый пласт литературы, которая в силу близости к нынешнему дню еще не относится к безусловной классике, но уже и к современной не относится. Это русские писатели 60-х, 70-х, 80-х годов – от Распутина до Солженицына. Еще лет 10 назад их произведения казались идеологически ангажированными, а сегодня уже стали просто литературой высочайшего уровня. И мы к ней будем обращаться.

– МХАТ – рекордсмен по постановкам пьес Юрия Полякова. Будете продолжать с ним сотрудничество?

– Про новые постановки этого автора ничего сказать не могу. Постановки, которые уже есть в репертуаре, мы жестко с плеча рубить не будем. Очевидно, что на смену одним названиям должны приходить другие. Но чтобы убрать старое, нужно объявить о новом. Поэтому пока все останется так, как есть.

– А Татьяна Васильевна будет принимать участие в реформах?

– Реформы – не наш словарь. Театр живет и развивается. Надеюсь, что со стороны Татьяны Васильевны последует реальная помощь, которая обеспечит преемственность поколений. Я люблю лидеров рядом с собой, люблю делегировать какие-то функции. И мне комфортно работать только с теми, кому я полностью доверяю.

– Что будет с труппой?

– Мы никого не увольняем. А дальше уже смотрим, кто как работает. У меня сложилось очень позитивное впечатление от артистов. Я не почувствовал ни испуга, ни лицемерия, ни агрессии в свой адрес. Эта труппа имеет достоинство. Так что пока мне грех жаловаться.

– А ремонт в театре планируется?

– Министерство обещает нам поддержку, но о капитальном ремонте речи не идет. Мы не можем закрыть театр на пару сезонов. В период летних отпусков мы планируем провести косметические работы. Это будет касаться оформления, редизайна, но не глубоких инженерных внедрений. Само здание – невероятное. Все, что было построено в 1990-е и 2000-е годы, не сравнится с ним при всем моем уважении к театрам, которые возникли в Москве в этот период. Конечно, что-то здесь уже потерлось и обветшало. Надо все это очень бережно собирать, актуализировать...

– Как планируете работать с финансами? Будете менять ценовую политику?

– Я не знаю ни одного руководителя театра, который не хотел бы повысить цены на билеты. Те, кто говорит о поддержке социально незащищенных слоев населения, лишь множат демагогию. На самом деле они просто не могут продать билеты. В нашем случае надо начинать с художественной программы, а не с повышения цен. Мы надеемся, что привлечение новых драматургов и режиссеров приведет к повышению спроса и увеличит заполняемость залов.

Валерия Бабушкина, журнал «Театрал», январь 2019 года