Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 697-87-73, +7 (495) 629-81-65

Русский водевиль

01.08.2005

Во МХАТе имени Горького премьера: «Русский водевиль» («Актер» Николая Алексеевича Некрасова и «Беда от нежного сердца» Владимира Александровича Соллогуба).

Гоголь, критикуя русский водевиль, сравнил его с «тучным, но сметливым и умным купцом с широкою бородою», который танцует французскую кадриль, имея на одной ноге узенький башмачок и ажурные чулки, а на другой – тяжелый русский сапог.

При всей саркастичности метафоры она довольно точно передает своеобразие, приобретенное водевилем в России. Да, хромой, бородатый, толстенький откупщик Золотников из «Нежного сердца» Соллогуба в неподражаемом исполнении заслуженного артиста России Сергея Габриэляна танцует на сцене МХАТа им. Горького кадриль.

Если же сравнивать наши водевили с зарубежными и отечественными «мыльными операми», которыми нас потчует телевидение, то русский водевиль – отдельное настоящее искусство. Видимо, именно из этого исходили режиссер-постановщик Татьяна Доронина и ее помощники, возрождая на сцене МХАТа этот жанр.

Сначала мы сталкиваемся с типичной водевильной ситуацией: гусар Сухожилов в исполнении Алексея Рыжкова (у Некрасова он чиновник) сватается за Лидию (ее живо и обаятельно сыграла Наталья Винтилова), дочь саратовского помещика Кочергина (заслуженный артист России Владимир Ровинский) в обличье генерала.

Затем на сцене появляется актер Стружкин в исполнении заслуженного артиста России Михаила Кабанова, и начинается «вставной водевиль». Смешливый Кочергин ненароком обидел Актера, приняв его, по легкомысленной рекомендации Жениха, за балаганного комика, и Стружкин решил показать им силу настоящего искусства. Он почти расстраивает свадьбу, перевоплощаясь то в алчную мать Жениха, то в мнимого кредитора Сухожилова, торговца-татарина, то в торговца-итальянца. Все это очень смешно и талантливо. Понятно, почему Щепкин любил играть в русских водевилях! Такие роли, как роль Стружкина, вовсе не унизительны для серьезных актеров, это для них хорошая тренировка. Ведь не только Кочергин должен верить перевоплощениям Стружкина, но и зрители. Здесь актер играет своего собрата, актера, и Михаил Кабанов справился с этой задачей блестяще.

Такая же трудная задача стояла перед заслуженным артистом России Андреем Чубченко, играющим в «Нежном сердце» Соллогуба Жениха. Непросто в одном действии изобразить, как герой с ходу с одинаковой пылкостью влюбляется по очереди в трех девушек, каждый раз забывая о предыдущей, а потом влюбляется по-настоящему в первую. Но Чубченко делает это с такой милой непосредственностью, что веришь ему без всяких оговорок. На вековечную тему «любовь и деньги» написано немало серьезных пьес, но ведь смех обладает удивительным свойством: он «обнажает» проблему без всякого драматического нажима и психологического надрыва. В этом таится еще одна разгадка всенародной популярности водевилей в XIX веке. Исключительно трудно силами искусства заставить бедного человека поверить, что лучше «жить честно, но бедно», если у него жена лежит в чахотке, а дети перебиваются с хлеба на воду. Смеясь же над богатыми, можно неназойливо подвести зрителя к этой истине, тем более что бедных в русских водевилях неизменно ждет за честность вознаграждение и моральное, и материальное. Стоит ли говорить, что подобная задача, не очень актуальная в советское время (откровенной бедности почти не было), снова стала весьма злободневной, как и проблема брака по расчету. Ведь прежде, например, так называемый фиктивный брак из-за столичной прописки вовсе не означал брака как такового – «супруги», как правило, не жили вместе и расходились, добившись своих целей. Большинство людей женились всетаки по любви. Сегодня же брак по расчету пропагандируется СМИ как едва ли не самый разумный, да еще с «договорчиком» на западный лад. Бедные невесты невольно оказались в положении Настеньки из «Нежного сердца». Актрисе Елене Коробейниковой уже доводилось играть во МХАТе на Тверском подобные роли, и она умеет не только вызвать сочувствие зрителей к своей героине, но и показать им достоинство «маленького» человека, что всегда удавалось исключительно актерам русской театральной школы. Сыграть Золушку могут и на Западе, а вот Золушку, отказывающуюся от Принца, – только в России. С удовольствием, не ставя себе специальной задачи «никого не обидеть», отмечу, что, помимо уже названных актеров, в «Нежном сердце» прекрасно, свежо, каждый по-своему оригинально сыграли все: заслуженная артистка России и Карелии Лидия Матасова (Дарья Семеновна Бояркина), заслуженная артистка России Юлия Зыкова (Марья Бояркина), Елена Катышева (Аграфена Григорьевна Кубыркина), Лариса Голубина (Катерина Кубыркина), Станислав Сытник (слуга Бояркиной).

При этом все они, не будучи артистами оперетты, еще неплохо танцуют и поют вживую, как принято в Театре на Тверском. И не под пресловутую «фанеру», а под музыку квартета из фортепиано, скрипки, виолончели и гитары. В спектакле звучат романсы Варламова, Прозоровского, песни композитора Валерия Соколова на слова известного поэта Евгения Нефедова.

Как всегда, хороши, легки, красивы во МХАТе им. Горького костюмы и декорации (художник Вячеслав Барабанов). «Коробка» мхатовской сцены не давит, она раздвинута за счет пейзажей на заднем фоне, куполов церквей, облаков, высокого неба... Сегодня с уверенностью можно сказать, что в искусстве декораций, убранстве сцены доронинский МХАТ превосходит все драматические театры Москвы, в том числе и старейший – Малый, поддавшийся искусу «авангардного минимализма».

И все это подчинено замыслу режиссера-постановщика народной артистки СССР Татьяны Дорониной: не просто показать нам старые водевили, а ввести нас в духовное пространство Русского Водевиля, где живут любовь, благородство и доброта, побеждающие шуткой зло и низменные чувства.

Рекомендованные статьи
13.10.2005

Русский водевиль: чтобы всегда любили

«И чтобы вы всегда любили». Это пожелание звучит в новом спектакле Татьяны Дорониной «Русский водевиль»