Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 697 87 73, +7 (495) 629 81 65

«Правда»: Александр Дмитриев, заслуженный артист России: «Русский театр — территория любви»

11.01.2019


Дни празднования 120-летия Художественного театра вновь заставили публику вспоминать лучшие театральные постановки МХАТ им. М. Горького, в числе которых зрители назвали и спектакли, созданные заслуженным артистом России Александром Дмитриевым.Он поступил на службу в МХАТ в 2002 году, даровитый воспитанник знаменитого Щепкинского училища при Малом театре, и с первых же ролей привлек к себе внимание публики как яркий самобытный артист, сценический почерк которого никого не оставляет равнодушным. Очень скоро зритель убеждается, что перед ним умный, образованный человек, увлеченный своей профессией. А с новым интересом заговорили о нем, когда Александр Дмитриев выпустил свою первую режиссерскую работу, поставив на Малой сцене МХАТ им. М. Горького спектакль «Не все коту масленица».

Хорошо знакомая многим и любимая в народе пьеса А.Н. Островского прозвучала ярко, празднично, вскрыв какое-то новое содержание, где сам Дмитриев к тому же играл главную роль — купца Ахова. Играл броско, сочно, наполняя образ впечатляющими чертами. Это была вспышка страсти, напора, жизнелюбия, увлечений. И вместе с тем это была пьеса именно Александра Николаевича Островского с присущей ему характерностью русского национального таланта. Публика приняла спектакль восторженно. На ура!

Перечень ролей артиста выявляет сегодня мастера перевоплощений, которого подчас не сразу и узнаешь. Настолько глубоко и ответственно он подходит к работе над ролью, чтобы предстать перед зрителем в новом образе каждого нового спектакля. Его персонажи — это неистовый русский патриот Жилин в трагическом строе смертников «Белой гвардии»; злобный, как взбесившаяся собака, в последнем кураже самоубийца Железнов, растленный муж Вассы из великого спектакля МХАТ им. М. Горького — «Васса Железнова»; это Лотохин — интригующая фигура пьесы «на особинку» А.Н. Островского «Красавец мужчина»; это и светский хитрец в образе первого министра, закрученный в интригах и коллизиях спектакля по пьесе Е.Л. Шварца «Тень»; и, наконец, это Святоша — в сложнейшей постановке по роману М.А. Булгакова о жизни и трагедии великого Мольера, названной Татьяной Дорониной «Комедианты господина...».

И все же режиссерские работы Александра Дмитриева, их разнообразие и художественная значимость привлекают теперь внимание в первую очередь. С них я и начинаю наш разговор.

— Александр, первый премьерный спектакль в открывшемся юбилейном сезоне МХАТ им. М. Горького — «Отцы и дети» И.С. Тургенева. Вы его режиссер. Тема чрезвычайно злободневна, и успех спектакля, уже обозначившийся, говорит о многом. Какую задачу вы ставили перед собой, подходя к постановке известнейшего русского романа и исходя из реалий дня нынешнего?

— Цель? Донести до зрителя замысел Тургенева. Через посредство родного русского сдова говорить с публикой о самых важных проблемах жизни современного человека. Постоянно чувствую груз ответственности и убежден, что спектакль особенно ценен, если в нем чисто звучит сокровенный текст писателя. Тургенев — мой кумир с раннего детства. Все, что я впервые познавал в жизни, я воспринимал через призму его слова. Когда получил от Татьяны Васильевны право постановки «Отцов и детей», то сказал себе: «Это же судьба!» Я старался в ходе работы с артистами вызвать у каждого любовь к писателю, чтобы они в свою очередь сумели передать ее в зал, зрителю. На спектакле, я надеюсь, люди ощущают дыхание Тургенева. Мне по душе эта борьба на фоне клипового сознания молодежи за нее, за молодежь. И мне нравится видеть победу русского слова! Молодые зрители слушают его. Они попадают под благотворное его влияние!

— А «Провинциалка» того же Ивана Тургенева? Спектакль, поставленный вами уже довольно давно, по-прежнему идет на Малой сцене. Великолепная литературная «статуэтка» великого мастера изящной словесности. Чем привлекла вас она?

— «Провинциалка» — это радость души. Это отдохновение самого автора. Перед нами плетение «кружев» как процесс создания литературного шедевра, как постижение писателем магии творчества. И красота провинциальной жизни, как воспринимал ее Тургенев. А еще и перекличка с Чеховым: «В Москву! В Москву!» А здесь: «В Петербург! В Петербург!» Это и разговор с Гоголем: «Разве только в столице вершатся судьбы людские?!» Грустно, что современные столичные люди зачастую произносят слово «провинция» с усмешкой и пренебрежением. Хотелось подправить этот взгляд, возбудить любовь к провинции, возможно, с помощью доброй милой шутки. А точнее — говорить о любви к необъятной России...

— Одна из самых сложных и сильных ваших работ режиссера — спектакль по роману Юрия Полякова «Грибной царь». Здесь налицо и острейшая проблема трагического распада души человека (прекрасная актерская работа народного артиста России Валентина Клементьева); здесь — абсолютная и унизительная потеря достоинства гражданами страны; а еще и самое страшное — крах великой державы. Принимая решение о постановке «Грибного царя», художественный руководитель театра Т.В. Доронина сказала: «Это самая первая современная и правдивая книга о том, во что превратили нашу любимую Родину. Надо делать спектакль об этлм. И — со всей жестокостью честности». Так и сделано. Спектакль производит очень сильное впечатление. Вы удовлетворены этой работой?

— Мы сделали честный спектакль, мы старались показать весь ужас того, что случилось с нами, в родной стране. Мы вывели на сцену трагедию падения, унижения любимой Родины. Но было больно, очень больно. Этот спектакль до сих пор терзает мою душу. С одной стороны — показана правда нашей действительности. С другой — сочувствие людям, которые потерялись в этой жизни. Трагедия разрушения личности главного героя, бывшего советского офицера. И чувство сострадания к нему. Эта раздвоенность удручает. В душе остается ощущение тупика, безнадежности. Что дальше? Диагноз поставлен. Но лечения не прописано! Пропустив через себя все эти неразрешимые вопросы, я очень долго приходил в норму после этой работы и продолжаю думать о ней теперь.

— Прошедший недавно юбилей М. Горького, которому театр отдал дань уважения и любви, отмечен был и гастролями в Нижнем Новгороде, где МХАТ показал «Вассу Железнову» и ваш новый спектакль по горьковской пьесе «Чудаки». Что дали самочувствию театра эти гастроли?

— Великого Горького я привык воспринимать через его эпохальные творения. А «Чудаки» — пьеса особого рода, милая, достаточно камерная, с любовным треугольником. Впервые, встречаясь с Горьким, я улыбнулся. И все же это он, Горький! С его одержимостью в любви к человеку, с неистовой верой в силу его созидательного начала. Горький — недюжинный творец нового мира. Что же касается гастролей, то это большая радость. Счастье видеть, как принимали «Вассу Железнову», с каким восторгом, уважением, гордостью воспринят приезд в город Горького Татьяны Васильевны Дорониной. Когда участвуешь в таком торжественном и радостном единении благодарных творческих людей, ликует душа.

— Свой юбилейный сезон МХАТ им. М. Горького открыл триумфальными гастролями в Сыктывкаре. Там особенно впечатляюще прозвучал спектакль «Ее друзья» по пьесе Виктора Розова. Только наш театр во второй половине ХХ века почувствовал необходимость открыть вторую сценическую жизнь драматургии В.С. Розова, этого «кудесника, хранителя тайн воспитания человечности» — как назвали его в нашем театре. Вы — автор спектакля «В поисках радости», по другой розовской пьесе. Как оцениваете значение этой работы в общем репертуарном единстве?

— Наверное, самое важное, открывшееся мне при постановке спектакля «В поисках радости», — что сегодня эта пьеса воспринимается далеко не так, как раньше, в советские годы. Пафос постановок прежних времен сосредоточивался на теме мещанства. Сегодня ни поведение Леночки, с жадностью покупающей мебель, ни «вина» Федора, вслед за женой уходящего из материнского дома, не воспринимаются залом с должным порицанием. Сегодня на первый план вышла тема разрушения института семьи. А Розов, оказалось, в свое время прочувствовал и это. И во весь рост вставшие сегодня проблемы в его «семье» решаются с тем необходимым градусом нравственного напряжения, который направляет работу души, до глубин ее захватывает участников драмы, а с ними и весь зрительный зал. Мысль Розова, слово Розова попадают в самую сердцевину человеческой личности — и совершается в ней переворот, и оживают те струны души, которые, казалось, уснули уже навсегда.

— В трудные годы МХАТ им. М. Горького обрел интересную, ищущую режиссуру. Наряду с постановками Т.В. Дорониной, которые составляют львиную долю репертуара театра, а также ушедшего, к несчастью, навсегда В.Р. Беляковича, работали и работают режиссеры разных поколений — от старейшин, как, например, С. Данченко, Р. Виктюк, Б. Щедрин, В. Бейлис, В. Иванов, до театром выращенных режиссеров в лице Валентина Клементьева, Михаила Кабанова, Александра Дмитриева. В ваших спектаклях занято много молодежи. А какова доля участия ее в жизни театра?

— Отвечу на примере спектакля по пьесе А.Н. Арбузова «Домик на окраине». Для того чтобы этот спектакль состоялся, молодые актеры должны были полностью погрузиться в атмосферу Великой Отечественной войны. И это, мне кажется, им удалось. Такого понимания и сострадания к людям, пережившим военное лихолетье, которое они проявляют в этом спектакле, добиться совсем не просто, но они добиваются. Предельная искренность и преданность работе — вот их почерк. Чувствуется, это хорошие люди, совсем молодые, и это хорошо, и верится в их достойное будущее.

У нас в театре есть для этого все условия. И у каждого молодого актера есть шанс проявить себя, искренне стремиться жить по закону дома, стараться стать своим в нем, влиться в дружную семью. Молодежи присущи страстное стремление к творческому счастью и понимание, что русский реалистический театр — это территория любви.

Галина Ореханова, газета «Правда», 11-14 января 2019 г.