Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 697 87 73, +7 (495) 629 81 65

«Последний срок». Елена Коробейникова, актриса

06.05.2019

Что для вас – Распутин?

Для меня Валентин Григорьевич Распутин – это такой глашатай русского народа, патриот, безгранично любящий свою родину, свой народ, болеющий и страдающий за его боли и страдания. Это певец правды, того тяжелого периода жизни страны, когда она была в совершенном развале, искренний, на разрыв. При этом внешне он, вроде бы, совсем не эмоциональный человек, никогда было не понять по нему, что нравится ему, что не нравится. Но будь иначе, он бы не писал так живо, глубоко, с такой болью.

Вам доводилось играть во МХАТовских постановках по Распутину?

Нет, я не играла, но я видела постановку «Прощание с Матерой» 15 лет назад, когда пришла в театр– сильнейший спектакль, он шел у нас много лет. Сегодня на Малой сцене идут «Деньги для Марии». Оба спектакля Распутину очень понравились. Валентин Григорьевич вообще всегда старался говорить актерам только добрые слова. Единственное, о чем он всегда сожалел, что артисты не разговаривали тем колоритным языком, на котором говорят его герои. Потому что это его родина, это его предки, это его корни. В его произведениях даже в порядке построения предложений, в самой мелодике речи звучит Сибирь.

Сыграть старуху – ваша давняя мечта?

Не скажу, что это была мечта, просто творчество Распутина мне очень по душе. Да и любой актрисе хочется попробовать то, что не игралось никогда. И если ты еще и внутренне к этому новому расположен, ты просто обязан броситься и поплыть. Как говорится, утонешь– так утонешь, выплывешь– так выплывешь.

В нынешней постановке «Последнего срока» как раз много внимания уделяется сибирскому говору. Как он вам дался?

Старуха Анна – самый фольклорный персонаж, потому что она родилась, выросла и прожила жизнь, никуда не выезжая из родной деревни. Все остальные герои – уже отголоски: кто-то лет десять в городе прожил, обтерся там, и прежний говор сгладился. А вообще, сибирский или уральский говоры очень цепкие. В Сибири было много ссыльных, зэков из разных мест, все эти речи перемешались в такой мощный сплав, что даже чужой человек, приехав сюда и пожив какое-то время, быстро «хватает» местного говора. А если есть музыкальный слух, то говор прямо в ушах застревает, так что от него трудно избавиться. Причем у женщин говорливости больше, чем у мужчин. В том и ценность Распутина, что он смог сохранить правдивость языка. Мне кажется, что он просто запоминал, записывал целые куски, диалоги, потому что такого не сочинишь, если не услышишь.

Я родилась в городе Глазове, это Удмуртия, здесь речь чуть более мелодичная, чем в Иркутске. Но педагог, когда слушал меня, сказал, что Анна может так разговаривать. К тому же, она у меня – «старуня», а в деревне нет стоматолога, ей зубов не вставляли (да она бы и не далась никогда в жизни на эту процедуру). Да, мне пришлось слушать бабушек, добиваться соответствия, но это уже актерская техника.

Получилось ли подружиться с «Миронихой»?

Надежда Маркина – какой-то совершенно изумительный человек, потому что с первого раза, как мы уселись вместе, у меня появилось ощущение, что я с ней уже прожила всю жизнь. И другой подруги просто даже не представляю, вот здесь, возле себя. Мы можем рядышком сидеть и молчать часами, и нам будет очень комфортно, и даже потребность в этом какая-то есть, по крайней мере, у меня.

А что для вас, нынешней москвички, деревня?

Деревня возникла раньше города, она город кормила. Я думаю, что сейчас, наверно, надо как-то городу подсобраться и спасти деревню, потому что деревня – это истинные люди, они искренние, нигде не врут, ни в одном своем поступке. У города столько есть моментов искушения, столько поводов научиться чужому, приспособиться к неестественному… Я думаю, название «Последний срок» не столько об Анне, сколько о ее детях. Встреча с матерью – последний шанс для них подумать о самом главном. И, кажется, не упустить этот шанс удается одному Михаилу.

Как вам работается с Сергеем Пускепалисом?

Замечательно. У него очень хорошая актерская и режиссерская школа и большой опыт работы. Он профессиональный, творческий, он влюблен в произведение, любит артистов, умеет и доверять, и требовать. Он проживает с нами каждую минуту пьесы.