Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 629 81 65, +7 (495) 690 20 84

ПОЕДИНОК ("Театральная афиша", апрель 2015 г.)

27.03.2015

Черная бездна сценического пространства пронизана сполохами света, клубами дыма и уходящими ввысь огромными колоннами. Кажется, что эти «столпы мира», качаясь, расшатывают все мироздание, подобно тому, как расшатался век, в котором живет Гамлет. Стихия воздушного океана как будто сама играет сюжет о стихии зла, о том, как одно преступление короля Клавдия порождает следующие, – и они растут, словно снежная лавина, создавая всеобщее ненастье жизни.

Спектакль напоминает древнегреческую трагедию. Тут мир неистовых героев и яростных страстей. Предельный градус существования человека на краю бытия, на границе жизни и смерти поддержан многоголосым хором, озвучивающим путь датского принца. Людские массы, заполняя сцену своим бурным движением, рефлексируют вместе с главным героем, страдают, томятся, смеются и плачут, олицетворяя кипящую магму жизни.

Гамлет (Александр Хатников) как истинный герой трагедии сразу же берет предельную ноту, оказываясь на пике эмоций и чувств, разрывающих его душу и сердце. Он открыл для себя существование зла в жизни и мгновенно встал на путь борьбы с ним, желая переделать весь мир. Неистовый и бушующий, потрясенный вероломством близких, задыхающийся от своих страстей и сгорающий в них, одержимый и безумный, он борется до самого конца, пытаясь восстановить мировую справедливость.

Но у этого отчаянного героя очень сильный соперник, олицетворяющий зло мира. И поединок с ним стал стержнем сюжета. Это король Клавдий, сыгранный самим постановщиком, Валерием Беляковичем. Он истинный властелин, добывший себе трон по праву сильного. Властелин с мощной царственной повадкой и небрежным жестом рук, саркастичной речью и неистребимым смешком в гортани. С насмешливым философским умом и дьявольской энергетикой, напомнивший блгуковского Воланда. И дерзкой харизмой безусловного лидера.  Ему известна глубина собственного греха, и в своём исповедальном монологе он падает в самую бездну страдания и раскаяния. И мы готовы если не простить, то по достоинству оценить эту крупную личность, сделавшую зло философией бытия, тем более, что Клавдий расплатился за всё содеянное собственной жизнью.

                                                                                                                                                                                                                                                    Ольга Игнатюк