Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 629 81 65, +7 (495) 690 20 84

Отчизны сын ("Экономическая и философская газета", №26, июль 2010 г.)

05.07.2010

Отчизны сын

21 июня 1910 года родился Александр Трифонович Твар­довский, великий русский и советский поэт, чей бесспор­ный стихотворный дар при­знавался даже далеко за рубе­жом.

Не касаясь техники стихос­ложения, которой он владел в совершенстве, следует вспомнить, что его поэтический и литературный язык был соч­ным, ярким, настолько, что главный его герой «Василий Тёркин» воспринимался не обобщённым литературным образом, а конкретным русским человеком и солдатом одной роты или одного полка, с которым довелось служить мно­гим из нас.

Во всём этом посчастливи­лось убедиться зрителям, при­шедшим во МХАТ им. Горь­кого на юбилейный вечер, по­свящённый 100-летию поэта, который состоялся в последнее воскресенье июня.

В начале прозвучал пролог, состоящий из биографических данных и лучших его стихов. А затем был разыгран спектакль «Тёркин - жив и будет» в по­становке Народной артистки СССР и художественного ру­ководителя театра Татьяны Ва­сильевны Дорониной.

По тому, как добротно был сделан спектакль, становилось ясно, что А.Т. Твардовский-любимейший поэт советской поры у самой Татьяны Васи­льевны. Хотя я знаю и помню, что она испол­няла на сцене стихи и песни разных поэтов. Но в отноше­нии к Твардов­скому чувство­вался особен­ный трепет. Не ошибусь, если скажу, что это заметили и почувствовали многие. И даже когда на интермедийную паду­гу был приспу­щен портрет Верховного Главнокоманду­ющего, зал воспринял это как органичную часть общей, аскетичнойи достаточно услов­ной декорации.

Возвращаясь к самому автору уместно вспомнить, что Александр Трифонович Твардовский был первооткрывате­лем литературного дара А. Со­лженицына, опубликовав его «Ивана Денисовича» на стра­ницах журнала «Новый мир». Из этого факта не следует де­лать выводы, что редактор был диссидентствующим литерато­ром. Твардовский был всегда Твардовским. То есть самим собой. Никогда не держал фиги в кармане по примеру В.Некрасова или В. Астафье­ва. Не надо забывать, что в 1939 году, это в двадцать-то девять лет (!!!), Александр Три­фонович был награждён орде­ном Ленина за поэму «Страна Муравия». Тогда он сразу и навсегда понял верность из­бранного им творческого алгоритма, всегда следовал ему и ни на четверть градуса не отклонялся от него. Для примера достаточно взять одну лишь его строфу:

Мнедорогмирбольшой и трудный,

Я в нём - моей отчизны сын.

Я полон с ней мечтою чудной –

Дойти до избранных вершин.

Конечно, Твардовский тя­жело воспринимал репрессии, ведь они коснулись непосредственно его близких.

Но он верил, что социализм здесь ни при чём, за каждой ошибкой последует исправление, и это действительно про­изошло. Ошибки, перекосы были и есть. Сейчас их ничуть не меньше, если не больше. Все власти и режимы вольно или невольно сами порождали диссидентов. Да, с поэтом случился надлом, после XX съезда КПСС, но его следует отнести не к стилю руководства Ста­лина, а к совершенно излиш­ним шагам в известном на­правлении тогдашнего генсека Никиты Хрущёва, который из кожи лез, чтобы обелить себя и очернить своего недавнего пат­рона. Хотя сам в 1938 году пла­кался в письме боссу, почему ему не дают репрессировать нужное ему количество граж­дан. Хрущёв был палачом, ни­чуть не менее Берии.

Очередной надлом с Твар­довским произошёл уже пос­ле того, как Хрущёв, сам восхитившийся Солженицыным, вскоре сам же назначил его врагом. Такие зигзаги, увы, не способствовали продлению жизни поэта. И стоит ли удив­ляться, что в 1971 году он покинул этот полный противо­речий мир. Но ушёл не слом­ленным до конца, а верным общему курсу, которым шла страна и в котором он не усом­нился ни на секунду.

Если бы сам Александр Три­фонович не стал к концу вой­ны полковником Советской Армии, он наверняка был бы тем самым Василием Тёркиным. То есть таким вот русским солдатом, терпеливым, наход­чивым, умелым, никогда не унывающим, кавалером всех мыслимых солдатских наград. И в этом у меня лично нет никаких сомнений.

Сдаётся мне, что в едино­мышленниках у меня был це­лый зал МХАТа. Ведь не слу­чайно по окончании спектак­ля публика стоя долго апло­дировала создателям спектак­ля и самому автору великого творения.

Слава А.Т.Твардовскому! Спасибо Т.В. Дорониной!

Георгий Иванович БУРЦЕВ