Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 629 81 65, +7 (495) 690 20 84

Островский и Доронина

01.06.2007

Открытие сезона во МХАТе им. Горького ознаменовалось премьерой. Татьяна Доронина поставила спектакль «Женитьба Белугина". В спектакле по пьесе Островского она не играет. Она играет в "Лесе", "Без ешь виноватые". Чаще всего публика ходит именно на нее.

На "Белугине" каждый спектакль Доронина сидит в ложе дирекции, в тени, подальше от барьера, чтобы ее не видели из зала, и внимательно наблюдает за всем происходящим на сцене. После этого может случиться и разгон. Зоркости она необыкновенной, не пропустит ничего. На одном из премьерных спектаклей, проходя через закулисное помещение, я краем глаза увидел, что в артистическом фойе собрался весь играющий состав, — и я услышал рык львицы. Это была не благостная и излучающая добро и уверенность в себе знаменитая примадонна и режиссер, которая пять минут назад стояла на сцене и принимала счастливые улыбки от зрителей и цветы. Это был хозяин, деспот и ценитель, знающий ту планку, которую он поставил, и сокровенные возможности каждого актера. Доронина чем-то была недовольна, но у актеров и режиссеров, особенно такого калибра, как Доронина, свои счеты. Честно говоря, я не очень понял, чем можно тут быть недовольным. 20 минут публика не отпускала со сцены после окончания спектакля актеров и режиссера спектакля.
Пьесу "Женитьба Белугина", написанную Островским в соавторстве с Сергеем Соловьевым, все знают, это текст такой ёмкий, такой русский, такой сложный и такой простой. Морально-нравственные проблемы у богатой молодежи в эпоху первоначального накопления капитала. Отцы и дети, любовь и деньги. Здесь еще и русский характер. Здесь еще и язык, его природная сущность, совсем истончившаяся в наше время и в нашем отечестве.
Вообще, язык Островского, в классическом исполнении актеров — это когда слова не мнут, не разбавляют их многозначительность паузами, подразумевающими иногда иной, часто непристойный смысл, когда не снабжают текст непристойными жестами, не выходят на сцену с обнаженной задницей и сваливающимся декольте. Язык Островского - это в наше время особая и, может быть, последняя крепость нашей культуры. Островского полезно и спасительно слушать после телевизионных текстов и эстрадных наигрышей.
Я часто думаю, почему Доронина так привержена Островскому и классике? Может быть, она не понимает, что, построив на сцене машинерию с летающими трапециями или какую-нибудь аскезу в сукнах с большой трехспальной кроватью, она скорее соберет жирную публику?.. Но почему мы думаем, что вся публика читает глянцевые журналы и смотрит сделанные под копирку сериалы Эрнста? И так ли сильно, несмотря на все атаки на нее, изменилась и обнищала публика? Обнищала, пожалуй, да. Доронина как-то рассказала мне, что пыталась урезонить свою старую поклонницу, учительницу: "Да не носите вы цветы на каждый спектакль, дорого ведь". Но, как оказывается, медленно меняются нравственные проблемы, оставленные нам Библией, несмотря на шум и выкрики времени! На величественное действо во МХАТ на Тверском, возвышенное,    я как античная трагедия, люди приходят еще и потому, что хотят оказаться в иной среде, с иным ощущением, с иными, замедленными, как   § в жизни, а не будто в покадровой   съемке, чувствами.
Зал на премьере "Белугина" был   полон. Эта пьеса Островского и Соловьева сходна некоторыми чертами с мировой литературой, может   быть, с "Лисистратой". Это "Лисистрата" наоборот, но определенная занимательность здесь тоже есть. Классика тем и знаменита, что свой отблеск она отбрасывает из глубины дней в наше время. Пьеса ведь не только о том, как богатый молодой человек полюбил прелестную дворянку   из   обедневшего   рода. Дворянская спесь и купеческий кошелек, хотя эти купцы - не совсем купцы. Здесь уже отблески Саввы Морозова и Рябушинских. Островский жил во времена поднимающегося капитала и умел делать то, чего не умеем делать в драматургии мы, т.е. в художественной форме осмыслить социологию действительности. Но видишь многое, вглядываясь, как бы в наше время: богатый отец   (старший   Белугин),   почти крестьянин, но есть надежда и уверенность, что в отличие от современного олигарха он все-таки копейка   к   копейке   скопил   свой первоначальный капитал не методом Бендера. В отличие от нашего современного правительства, которое так тщательно, в ущерб стране и народу, лелеет свой стабилизационный фонд, старший Белугин вложил новые деньги, запустил их в некую      собственную      бумажную фабрику, а не в иностранный банк. В конечном итоге молодой человек (молодой Белугин, наследник) женился на своей дворянке, и тут начались старые фокусы этого уходящего с политической арены класса. Но удобства, удовольствия, туалеты — все, оказывается, щедро оплачивается, так же как и любовь. И когда шаловливая дворянка (молодая Кармина) решила, что муж у нее только для проформы, вдруг иссяк денежный поток. Понятно, почему и как? Хотя не совсем так, как в "Лисистрате", но по сути то же самое, блага исчезли. Конечно, по сравнению с рабовладельческим строем и нашим олигархическим капитализмом несколько все по-другому - мягче, черт возьми, душевнее, шире. Размах русской души - это не яйца Фаберже Вексельберга. Мужчина здесь способен искренне и широко, по-мужицки отчаянно любить. "Девушек по телефону", публичных салонов под маркой "фитнес-клуб" и прочих "удобств" тогда не было. Любили не престиж, а женщину.
Вот этим мне хотелось предварить свои первые впечатления от спектакля Дорониной.
Особо и сразу хочется сказать о декорации. Не первый спектакль смотрю я в этом театре и далеко не первого Островского, и каждый раз, в отличие от многих других театров, я попадал в иную атмосферу. Ну, скажем, классическую атмосферу русского национального театра. И каждый раз я вижу на сцене чрезвычайно реалистическую картину: натуральный сад, написанный на заднике, натуральную комнату — и каждая сценическая картина, когда открывается занавес, неизменно вызывает аплодисменты. Конечно, здесь в первую очередь аплодируют знаменитому художнику МХАТа имени Горького и выдающемуся театральному художнику В.Г. Серебровскому. Но еще и благодатной тенденции: иллюзию превратить в жизнь, наградить зрителя счастьем красоты и узнавания. В этот раз на премьере аплодисменты получил еще один художник — К.С. Шамрин. Я сразу почувствовал элемент подбора в женском костюме, будто я что-то раньше встречал из этих туалетов, это обычно свидетельствует о богатстве или бедности театра. На этот раз это свидетельствовало также о некоем "малотеатровском" акценте в подборе. Здесь по Островскому тоже великие спецы.
Может быть, неуместно сравнивать в этой статье репертуар Малого театра и МХАТа им. Горького, но я по памяти это сделал и пришел к выводу, что, возможно, Доронина более последовательна в отстаивании традиций театра Островского. Она крепче и мучительнее во все перестроечные годы держалась за классичекий репертуар, за возвышенную школу игры, за народность, за отсутствие дешевого комикования. Что-то не припомню я в ее репертуаре ни одной конъюнктурной пьесы. Даже "Батум" по пьесе Булгакова она сняла со второго прогона. Боюсь, что в этом сравнении она выиграла.
Сейчас со сцены можно говорить всё. Я бы сказал, сейчас происходит странная переакцентировка. Есть спектакли, с которых после первого акта уходишь, и не потому, что их смотреть так неинтересно и неувлекательно, а потому, что тебе не позволяет это делать твое человеческое достоинство, твое уважение к нашему прекрасному русскому языку. И тем важнее и актуальнее становится удивительное и мужественное следование театральным традициям. Оказывается, что взрывная сила смысла именно здесь.
Теперь об актерах, потому что музыкальное оформление В.С. Соколова так хорошо соответствует спектаклю, композитор так талантливо переплел и включил в свою партитуру цитаты из знаменитых русских композиторов, что это создает новую краску постоянств и неизбывности русской жизни. Все остальное по музыкальной части - это дело специалистов.
А вот актеры — явление здесь особое. Да и по-другому и быть не могло, когда главный режиссер — знаменитая актриса. Здесь волей-неволей или "до полной гибели всерьез", или лучше никак. И при Ермоловой и Комиссаржевской у артистов возникали такие же проблемы: приходилось играть рядом с Ней или играть под Ее взглядом. Надо признаться, что в этом спектакле мужчины, что не всегда, даже не часто случается на сцене, переиграли женщин. Гранд-кокет — это, конечно, редчайшее амплуа, но не только за дивный образ и резвость характера любят мужчины, но и за какой-то свет, "мерцающий в сосуде", за прелестную диалектику души, которую обычно привносит в спектакль актриса. Но дай Бог, все еще разойдется, Е. Катышева — опытная, хотя и молодая актриса, умеющая растить свои роли.
Я уже давно заметил, что слово "растить" — это из лексикона Т.В. Дорониной. В этом смысле два молодых блистательных актера Чубченко и Дахненко - это воистину птенцы  и  гнезда,   и  атмосферы. Здесь после училища Малого театра они начинали, здесь получали первые свои звания. Думаю, не последние. Трудно сказать, кто лучше. У одного (Чубченко) поразительное, такое редкое нынче на театральной сцене мужское обаяние и искренность чувств, другой (Дахненко) талантливейшим    образом    нашел краски у своего сервильного Агишина. Казалось бы, мелкий негодник и предатель, а получился вполне   современный    вертопрах   из банка. Что касается Кочкажарова (старший Белутин), Стриженовой (мать младшего и жена старшего) — здесь привычное виртуозное обаяние, степень зрительского доверия, которое определяется именем театра и его школой, и привычные типы русского космоса: мать и отец. Как, оказывается, многое в нашей жизни это значит. И вообще: интересные задачи ставит перед нами Доронина, почти каждый год выбирая новую пьесу Островского.

Рекомендованные статьи
06.03.2007

Доверяйте драматургу

Комедия А.Н. Островского «Женитьба Белугина» на сцене МХАТ имени Горького стала большой удачей театра.
24.10.2006

Живая классика и ее воплощение

Состоявшаяся на сцене МХАТ им. М. Горького премьера комедии А.Н. Островского «Женитьба Белугина» подтвердила репутацию режиссера-постановщика Татьяны Дорониной как вдумчивого мастера. Она сумела не только осознать философское и социальное содержание одной из лучших комедий русского театра, но и воплотить замысел драматурга в яркие сценические образы.
23.09.2006

Сделка с совестью к добру не ведёт

Сделка с совестью к добру не ведёт убеждает нас новый спектакль «Женитьба Белугина», поставленный народной артисткой СССР Татьяной Дорониной
01.08.2006

Назад, назад! К Островскому!

Женитьба Белугина во МХАТе им. Горького