Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 697-87-73, +7 (495) 629-81-65

О ролях Владимира Ровинского

01.01.2007

...«Куда уходят дни?» Зачем уходят люди? Что они оставляют после себя в своих делах и в чувствах других людей?.. Все это у вас в голове должно возникнуть, если сказанное о смерти бедной Кузи отзовется в сердце. А потом, уже годы спустя, когда под уклон будет катиться большая война, вот так же неожиданно уйдет веселая, озорная и бесшабашная медсестра Зойка Толоконцева, с которой вы тоже едва успеете познакомиться. Опять всего лишь эпизод, но тоже какая запоминающаяся работа актрисы Натальи Пироговой. «Кому смерть, кому жизнь», - раздумчиво скажет бывалый старший сержант Солдатенков, только что безмятежно балагуривший с задорной девчушкой в гимнастерке. Заслуженный артист России Владимир Ровинский всегда наиболее интересен в такого рода «раздумчивых», с философией, ролях. Пусть на сей раз роль небольшая, но это ему вкладывает автор пьесы ответ на вопрос, мучающий главного героя: куда уходят дни? «А куда им уходить? - опять-таки без пафоса, а из глубин души, от себя, такого обыкновенного и простого, рядового русского воина, а в прошлом, наверное, пахаря, негромко говорит Солдатенков - Владимир Ровинский. - Они тут, при нас. Хорошо прожитый день и после нашей смерти остается».

Советская Россия, 2 апреля 2005 г (о спектакле «Прощание в июне»)
Виктор Кожемяко



...Один из главных героев - Актер (заслуженный артист России Владимир Ровинский) на сцене его произносит первым. В спектакле Беляковича это - роль-рама, которая держит картину. Актер проживает на сцене всю жизнь, прошлое в воспоминаниях, метание в настоящем и — смерть. Все остальные - в пределах его пребывания на сцене. Владимир Ровинский с тонким психологизмом играет человека, все понимающего о себе, тоскующего о своем призвании актера. Он первым в спектакле, раньше Сатина, говорит о величии Человека. И это логично, ведь Актер примерял на себя не одну высокую судьбу: король Лир, Гамлет, Кин... Он знает тайну возвышения души. В постановке Беляковича он сам (а не Барон) сообщает о своей некрасивой смерти — «удавился на пустыре». И тут же застывает, словно отлитый горельеф, в изысканной позе. Тонкий, высокий, в белом. Последний гимн красоте мира и Человека. Большая удача - работа Владимира Ровинского.

Независимая газета, 29 июля 1999 г. (о спектакле «На дне»)
Элла Матонина


...Размышления об этом вызывает спектакль «Прощание в июне» на сцене МХАТ имени М.Горького …Бытовая, можно сказать, история, совсем не философская. Если особенно не размышлять, к чему настойчиво зовет себя и других студент Колесов. Если же задуматься... А вот если задуматься, то выйдет, что молодой человек купил себе диплом. Причем дорого — ценой предательства любви! Потому-то и вздрагивает Колесов— Чубченко, словно током ударенный, когда, с некоторым торжеством сообщив об окончании университета своему случайному знакомому Золотуеву, слышит от него, торгаша по натуре: «Сколько дал?» Это — железное кредо торгашей: всё продается и покупается. Доронина очень живому и убедительному Чубченко находит адекватный идейно-философский камертон в лице не менее убедительного исполнителя роли Золотуева — заслуженного артиста России Владимира Ровинского. Центральную притчу свою автор связал с этим персонажем. Погорев некогда на взятке, которую неудачно попытался дать ревизору, он твердо уверен: просто мало дал. Покупается всё — надо только знать, сколько дать. И вот, выйдя из заключения, подается он в торговцы цветами (доходнейшее занятие — вспомним начало карьеры Чубайса!), чтобы накопить как можно больше денег и купить все-таки того ревизора. А когда этот человек даже таких больших денег не берет, наступает для торгаша полный мировоззренческий крах: «Пропала жизнь...» У Ровинского Золотуев мрачноват, ворчлив, если надо — суетлив и угодлив, но всегда внутренне самоуверен, а из-под респектабельного облика «солидного хозяина» сочится отрава ядовитых установлений, по которым неизменно существует он сам и которые, по его убеждению, должны править миром. Например: «Друзей нет — есть соучастники». Увы, золотуевы в конце концов навязали все же свое кредо нашему обществу. Явление цветочного бизнесмена Чубайса в качестве одного из всесильных заправил и хозяев «новой жизни» вполне символично! Могли предвидеть такое Вампилов четыре десятка лет назад?! Или, однако, что-то предвидел... В спектакле Т. Дорониной, как и в пьесе А. Вампилова, с Золотуевым спорит, по сути, вся студенческая братия, юные чувства которой особым расчетом не обременены и из которой выпадает (нечаянно?) Колесов. Молодые актеры театра создают хороший ансамбль — по-моему, для них настоящий праздник играть все это.

Правда, 24 сентября 2004 г (о спектакле «Прощание в июне»)
Виктор Кожемяко


...Вот некрасовская шутка. Да, всего только шутка от автора «Кому на Руси жить хорошо» и «Русских женщин». Но душа, мастерство те же водили пером. А мысль исходная, не сомневаюсь, подсказана реальным жизненным наблюдением. Таких бар, для коих все актеры — шуты, существующие лишь для того, чтобы смешить этих бар, наверное, знавал поэт. И вот, изрядно одичавший в бильярдном мирке своем, вдруг слышит Кочергин, саратовский помещик, что к нему сейчас пожалует... актер. Ну-ка, ну-ка, торжествует он, вот уж всласть посмеюсь. Следующая затем сцена в исполнении заслуженных артистов России Владимира Ровинского и Михаила Кабанова поистине блистательна. Водевиль, конечно, однако сцена-то вполне психологическая. Жаждущий посмеяться Кочергин, хохочущий невесть над чем, и подчеркнуто серьезный Стружкин, долго не понимающий, что же так смешит его собеседника, — это и зал заставляет хохотать от души. Не тем утробным смехом, который вызывается какими-нибудь нелепыми кувырками и примитивными взаимными пощечинами. Здесь, у Ровинского и Кабанова, настолько все тонко, на полутонах, так по-своему естественно и органично, что испытываешь восторг перед актерским мастерством двух талантов.

Советская Россия, 13 октября 2005г. (о спктакле «Русский водевиль»)
Виктор Кожемяко


…Стоит сказать и об актерском мастерстве В. Ровинского, виртуозно с комическим блеском исполнившего роль дона Гуритана, эдакова придворного Мольволио, безнадежно влюбленного в королеву.   

(о спектакле "Рюи Блаз") 
Театральный критик Марина Истюшина