Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 697 87 73, +7 (495) 629 81 65

Несущие свет

01.02.2002
МХАТ им. М. Горького, руководимый Татьяной Дорониной, — один из немногих сейчас в Москве театров, который отстаивает понятия чести, нрав­ственности и достоинства человека в современ­ном мире, перевернутом, искаженном, искрив­ленном чужеродными бесовскими веяниями, вы­даваемыми за авангард и новейшие достижения ультрасовременного театра. Поскольку эти веяния явно задают тон в современном театральном про­цессе, то все инакомыслящее изгоняется, ошель­мовывается, выдается за задворки искусства, подвергается уничтожающей критике, смахиваю­щей порой на площадную брань.

ОЧЕРЕДНОЙ массированной атаке, причем сразу нескольких изданий («Коммерсант», «Независимая газета» и др.), подвергся МХАТ им. М. Горького за спектакль «Униженные и оскорб­ленные». «Сверхзадача» этого точно рассчитанного массированного удара читается весьма прозрачно: от­нять здание, одно из лучших в Москве, вытащить «Та­бакерку» из подвала и воссоединиться сразу в двух зданиях МХАТ, и многоуважаемому и многомудрому Олегу Табакову, недавно пришедшему к руководству старым МХАТ, развернуть оглушительный театраль­ный бизнес. Все остальные версии с мюзик-холлом и прочим — это так, дымовая завеса, для отвода глаз.

Враждебные русской культуре силы давно держат под прицелом театр Дорониной, имеющий большой наработанный духовный багаж, великолепный нацио­нальный репертуар, своего постоянного зрителя, свою духовную ауру, врачующую душу наших сограждан. За­дача уничтожения одного из центров нравственной опоры русской духовности не может оставить равно­душным всякого гражданина России, любящего свое Отечество и свою национальную культуру.

МХАТ им. М. Горького — единственный из всех театров спектаклем «Униженные и оскорбленные» отметил 180-летие нашего национального гения и пророка Ф. М. Достоевского (постановка — народ­ной артистки СССР Т. Дорониной; режиссура — на­родного артиста России А. Семенова; художник — заслуженный деятель искусств России и Таджики­стана В. Серебровский; композитор — В. Соколов).

Создатели спектакля поставили своей «сверхзада­чей» единоборство сил Зла и Добра, глумление гру­бой, наглой силы над незащищенностью порядоч­ных, честных людей.

Это не первое обращение театра Дорониной к До­стоевскому. Несколько лет идет в театре спектакль по «Братьям Карамазовым» — «Монах и бесенок» в по­становке народного артиста России А. Семенова. Спектакль посещается в основном молодежью, и надо слышать ту мертвую тишину, которая устанавливается в самых острых, мировоззренчески узловых сценах спектакля; с каким напряженным вниманием моло­дежь решает для себя поднимаемые театром важней­шие вопросы бытия. Репертуар театра так и выстроен, чтобы человек сегодняшнего сложного, противоречи­вого мира — самый широкий зритель от школьников и студенчества до людей зрелого возраста (а так и было задумано основоположниками Московского общедос­тупного Художественного театра) — шел в театр не для бездумного времяпровождения и увеселения плоти, а искал и находил в театре «нравственную кафедру»: «Ее друзья» и «В день свадьбы» В. Розова; «Монах и бесенок» Ф. Достоев­ского; «Белая гвардия» М. Булгакова; «Я иду смотреть «Чапаева» О. Да­нилова; «Три сестры» А. Чехова и «Обрыв» И. Гончарова; «Лес» и «До­ходное место» А. Н. Островского; «На дне» М. Горького и «Версия «Англетер» (о последних днях жизни Сергея Есенина). Наконец, три по­следние премьеры: «Контрольный выстрел» С. Говорухина и Ю. Поля­кова; «Без вины виноватые» А. Н. Островского и «Униженные и оскорбленные» Ф. М. Достоевского. Все четко, глубоко продумано и не один раз выверено на самом зрителе. Классика тесно переплетается с самыми жгучими вопросами совре­менности. Четко продуманная и выстроенная эстети­ческая программа исключает эротику, смакование ска­брезности, возведение пошлости в абсолют. Верность своим эстетическим и нравственным принципам МХАТ им. М. Горького продемонстрировал и в своей последней премьере. Вот уж где покопались бы в судь­бе несчастной Нелли и посмаковали бы разновидно­сти секса любители «клубнички» в ночном притоне мадам Бубновой!

Ничего подобного! Спектакль решен крупно, не­ожиданно смело, широкими психологическими мазками. Это драматическое повествование не только и не столько об обманутой, растоптанной любви честной, красивой, сильной и гордой женской души — беспри­данницы Наташи Ихменевой (артистка Н. Гогаева), не только о страданиях и мытарствах сироты Нелли (арти­стка О.Глушко) — это спектакль о нас с вами, о безжалостно и жестоко разрубленном нашем с вами Отечест­ве на богатых и нищих, на униженных и унижающих, на оскорбленных и оскорбителей. Это спектакль о Все­ленском Зле, символом которого в пьесе является князь Валковский-старший, блестяще, точно, со зна­нием глубинной психологии стяжателя, сыгранный за­служенным артистом России Валентином Клементь­евым. Внешняя респектабельность, лоск скрывают ду­шу черную, как ночь, без просвета. Он глумится, вдох­новенно наслаждается торжеством над «чистым» идеалистом — скромным литератором Ива­ном Петровичем (артист М. Дахненко). Между ними происходит беспощад­ный поединок жизненных мировоз­зрений, который, на первый взгляд, за­канчивается победой князя. Он (Валковский — В. Клементьев) как бы «вспарывает» действие своими поступ­ками; обольстительный, внешне до­брожелательный, обостренно наблю­дательный, видящий человека на­сквозь и на этом знании строящий свою стратегию. Он — главная пружи­на, локомотив, неумолимо двигающий униженных по их трагической спирали. Зло страшно сейчас своей объединенностью, своей прогуманной агрес­сией во всех аспектах жизни — оно как бы на поверхности, как бы побеж­дает, увлекая в свой блещущими при­манками мир слабые души наподобие Валковского-младшего, Алеши (ар­тист А. Чубченко). Чубченко, натуре страстной, с незаурядным драматиз­мом проживающему жизнь своих по­ложительных молодых героев, тесно и неуютно пока в роли обаятельного безвольного барчука, но от спектакля к спектаклю он находит все более точ­ные и убедительные мотивировки поступков своего персонажа.

Сил добра неизмеримо больше, и в данном спектакле - тоже, иначе и не может быть, иначе сама Жизнь давно прекратилась бы, потому что Зло, в каких бы красивых, обольсти­тельных облатках оно ни являлось, способно только к разрушению. По давней мысли Льва Толстого, Добро тоже должно, неизбежно должно объединиться и... победить!

Спектакль доронинского театра драгоценен для нас, живущих сейчас по несправедливым законам, множа­щим униженных и оскорбленных, обобранных до нит­ки новыми хозяевами жизни наших сограждан, прон­зительным по своей силе финалом, перекликающимся с великой и такой родной мыслью Толстого.

Да, все уже свершилось: Наташа Ихменева брошена Валковским-младшим ради одной из самых богатых невест С.-Петербурга Катерины Федоровны (артистка Л. Голубина), к наследству которой и подбирается Вал­ковский-старший. Глупенькая и восторженно-расчетливая Катерина Федоровна и безвольный сын — эта парочка не помеха для его далеко идущих планов. Он прибирает к рукам уже не первое состояние... Под звон свадебных бубенцов близкую к помешательству Ната­шу подхватывает в глубоком обмороке Иван Петро­вич, бывший отвергнутый ею жених. Это одна из са­мых сильных сцен в спектакле, где каждый исполнитель берет свой монблан и где лидирует Н.Гогаева — Наташа. Дойти до края, чтобы подняться. Этот путь Наташа — Н. Гогаева проходит с необыкновенной си­лой попранной любви и несломленного человеческого достоинства.

Да, это спектакль о милосердии. Что значил бы для каждого из нас подвиг жизни без милосердия? В спек­такле несколько моментов, когда Милосердие уравни­вается с Подвигом.

Трагично переживает самовольный уход дочери Наташи из семьи на позор (!), без венчания к Алеше Банковскому, тогда еще официальному жениху Ната­ши, старый Ихмёнев (народный артист России А. Семенов). Он и слышать не хочет о милосердии, о прощении, хотя любит дочь больше жизни. Безус­пешно бьется с его ожесточившимся сердцем жена Анна Андреевна (заслуженная артистка России и Ка­релии Л. Матасова), едва удерживая мужа от прокля­тия беглянки. Поддерживает угасающие силы Ната­ши только Иван Петрович, в значительной степени являющийся в спектакле «генератором добра». Имен­но ему удается вырвать с помощью своего бывшего приятеля Маслобоева (заслуженный артист России М. Кабанов — не сказать о его искрометной игре в этой роли невозможно, с забубенной лихостью пре­вращающего свое пребывание на сцене в концертный номер!) из грязных цепких рук содержательницы «за­ведения» мадам Бубновой (артистка О. Дубовицкая) сироту Нелли и привести это несчастное, загнанное существо в дом Ихменевых.

Но даже скорбная исповедь Нелли, этой двенадцати­летней девочки-«гладиатора», сумевшей противостоять обрушившимся на ее голову бедам, даже ее исповедь не смягчает закостеневшее в своем ожесточении сердце старика. И тогда беспредельно преданное мужу, беско­нечно домашнее существо — Анна Андреевна Ихменева в исполнении талантливой Л. Матасовой на наших глазах вырастает в исполинскую фигуру. Забрав Нелли, она решает оставить дом мужа навсегда! Потрясенный Ихменев бросается к ногам жены, и наступает, наконец, столь долгожданный миг всеобщего примирения.

Этот кульминационный высший миг спектакля электрическим разрядом перекидывается в зритель­ный зал. Многие утирают слезы — ведь в нашей сей­час жизни так мало милосердия! Да, многие из нас сейчас споткнулись о барьер, казалось бы, непреодо­лимый, нового проживания; многие не видят выхода, отчаиваются...

Спектакль Дорониной тем и дорог, что дает надеж­ду обездоленным и отчаявшимся. Напряженно, с вос­торгом и болью зал вслушивается в финальные слова Ихменева: «О! Пусть мы униженные, пусть мы оскор­бленные, но мы опять вместе, и пусть, пусть теперь торжествуют эти гордые и надменные, унизившие и оскорбившие нас! Пусть они бросят в нас камень! Мы пойдем рука в руку, и я скажу им: это мои дорогие, это безгрешные дети мои, которых вы оскорбили и уни­зили, но которых я, я! люблю и которых благослов­ляю во веки веков!»

Да, мы сильны только тогда, когда мы — вместе. Мы должны вспомнить, что мы — великая нация с тысяче­летней культурой, с великой литературой, с нашим зо­лотым девятнадцатым веком, равным эпохе Возрожде­ния и античности; и когда это знание мы будем нести с собой, как знамя, никакие пигмеи из газетных под­воротен не посмеют замахиваться и осквернять наши национальные святыни, из которых одной из главных и родных русскому сердцу святынь является театр, ру­ководимый Татьяной Дорониной.

Рекомендованные статьи
01.01.2002

Студент музыкальной академии – в защиту театра Дорониной

О спектакле МХАТ им. М. Горького "Униженные и оскорбленные".
01.01.2002

Униженные, оскорбленные, но не сломленные!

О спектакле МХАТа имени М. Горького и о платных пасквилянта
12.12.2001

Человек большинства

О спектакле МХАТ им. М. Горького "Униженные и оскорбленные".
01.11.2001

Унижены достойные поклонения

О спектакле МХАТ им. М. Горького "Униженные и оскорбленные".