Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 629 81 65, +7 (495) 690 20 84

На вопросы "Правды" отвечает М. Кабанов

23.09.1998

В преддверии 100-летия со дня основания Художественного театра «Правда» опубликовала ряд материалов, посвященных старейшинам театра. Теперь слово молодым. Они сегодня составляют костяк театра Т. В. Дорониной.
Корреспондент «Правды» обратился к ведущим молодым актерам театра с вопросами:

  1. Что значит в вашем восприятии явление по имени МХАТв прошлом, настоящем и будущем?
  2. Какие традиции русского театра, на ваш взгляд, особенно значимы и сумеет ли он сохранить, развить их?
  3. Что в нынешней нашей культуре (театре, кино, музыке, эстраде, литературе) вас более всего огорчает, тревожит, а что обнадеживает?
  4. Какие задачи считаете сегодня главными для себя как русского художника ? Есть ли у вас творческая мечта ?

На вопросы отвечает Михаил КАБАНОВ. За восемь лет работы в театре он создал немало интереснейших образов, сыграл ведущие роли русского и зарубежного классического репертуара — Петя Трофимов в «Вишневом саде» Чехова, Шервинский в «Белой гвардии» М Булгакова, Буланов в спектакле «Лес», юродивый в исторической драме А. Н. Островского «Козьма Захарьич Минин-Сухорук», Косме в «Даме-невидимке» Кальдерона.

В предъюбилейных премьерах МХАТ им. М. Горького Кабанов также один из ведущих исполнителей — Шипучий в «Юбилее» А. Чехова и Кулыгин в «Трех сестрах», восстановленных Т. В. Дорониной по режиссерским разработкам Вл. И. Немировича-Данченко.


1. МХАТ — великий Храм подлинного русского реалистического искусства. Целый век он беззаветно служит своему народу, помогает ему жить, любить, мыслить. Художественный театр эпохи своих основателей К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко — это великое чудо, легенда, описанная во множестве книг. Художественный театр — это образец театра глубокого, подлинно психологического переживания. Станиславский и Немирович-Данченко сумели собрать вокруг себя не просто хороших актеров, а людей Идеи, способных понять и разделить те цели, во имя которых и создавался театр — современный спектакль им виделся как результат коллективных, согласованных усилий. В отличие от премьерского театра, где главная ставка делается на одного-двух актеров, Художественный театр явил миру ансамблевость, которая впоследствии стала бесценным завоеванием театрального искусства XX века.
Художественный театр выстоял в самые трудные годы истории своей страны, сумел не потерять себя и найти огонек, к которому нужно идти, несмотря ни на что: высоконравственное искусство стало для Художественного театра основополагающим фактором, и потеря нравственного идеала для актера МХАТ — это утрата профессионализма, творческая гибель.


2. Это высочайший уровень понимания профессии, и как это важно сегодня, когда главным критерием нравственности для большинства актеров стал не «огонек», а сумма гонорара!


3. «Если театр лжет, он вреден»,— так говорил Немирович-Данченко. Вред, нанесенный обществу за последние несколько лет безнравственными, продажными людьми, бывшими кумирами публики,— огромен! И больше всего огорчает и поражает легкость, с которой люди изменяют своим идеалам, продаются за копейки. Возмущает беспечность, с которой деятели культуры участвуют в уничтожении своего государства, Родины, которая их вырастила, возвеличила, рассчитывала на их поддержку в трудную годину! Возмущает варварское осквернение истории, разграбление архивов и музеев, смакование трагичных страниц истории Родины. Очень тревожит меня и то, что под фанфары многочисленных и баснословно дорогих фестивалей, проводимых людьми бессовестными, гибнет театр и в столице, и в провинции, гибнет кинематограф.
Обман, оглупление масс беспредельны. На подмостки и экраны вырвались безвкусица, грязь, все низменное, безликое, но агрессивное и напористое. И я уверен, что это не случайно, это политика оглупления народа с целью подрыва его самоуважения и самосознания.
Одним из самых больших зол, инструментом растления советского человека, современной молодежи считаю цинизм. Но у меня нет сомнения, что великий русский народ все выдержит, все перенесет и выйдет победителем.
Мне очень горько, что мои земляки на моей любимой родине живут так бедно. Был богатый совхоз, была вера, что дальше будет лучше, и так было. Сейчас — очень тяжело. Очень! Описывать беды Стародубского района Брянской области — больно. Я горжусь своими земляками, их терпением, их оптимизмом. Смиренный, законопослушный народ, способный на любой подвиг: хоть трудовой, хоть ратный. В их глазах живет совесть, в их душе — Бог. Они не приемлют торгашества, потому что это — стыдно. Они не любят Москву, потому что считают ее источником бед, «продажной служанкой Америки». А ведь совсем недавно так любили. Многие уже не здороваются со мной, когда я приезжаю в родную деревню, потому что принимают меня за бизнесмена. Позорное слово.
Я привожу им патриотические газеты, книги, собрал два больших мешка вещей — все ведь поистрепались, зарплату им выдают заверенной в сельсовете бумажкой. Но мои друзья в деревне, среди которых я вырос, не считают себя несчастливыми — по-прежнему работают на молочной ферме, пасут коров, сочиняют стихи, поют песни, ходят в церковь, иногда пьют от беспросветности, но и трудятся. Они обворованы государством, а заслужили совсем другой, лучшей доли. Власть предала свой народ! Меня спрашивают: что ж ты, живешь в Москве и ничего не можешь сделать? Что ты там играешь? Ты не играй, а не поленись, сходи на телевидение да расскажи, как мы тут живем, как мучаемся, — пусть приедут да посмотрят. Что ж тебя никогда по телевизору не показывают, кому ты там играешь? Стыдно.
Мечты у меня нет. Я сейчас не люблю мечтать. Все отмечтал в детстве, наверное. Мечтал стать киномехаником, стал артистом. Мать очень не хотела, чтобы я уезжал из деревни. Уехал. Мечтал потом, чтобы она приехала и посмотрела, как играю. Не приедет. И на телевидение не пустят — мечтай не мечтай.
Зато есть реальность, которую я люблю и которой горжусь. Несмотря ни на какие ухищрения разрушителей, есть и будет моя вторая родина — МХАТ им М. Горького!
В стенах этого Храма я чувствую атмосферу и дух его великих создателей, я верю, что этот театр станет продолжателем их великого дела. Судьба Художественного театра поражает, покоряет, возвышает. Так хочется ей соответствовать!
К сожалению, в нашей стране сегодня театральная политика направлена на уничтожение русского реалистического театра, главных его достоинств — народности и общедоступности. Театр подменяется суррогатами типа театра-кабаре со столиками и чавкающим зрителем. «Театр не для всех!», «Элитные спектакли!» — все чаще слышим такое сегодня. Для кого же? Для кучки продажных критиков, в большинстве своем ненавидящих реалистический театр и воспевающих гниение и распад? В кино — аналогичная ситуация. Разрыв между зрителем, постоянно посещающим театр, и вкусами современной критики достиг размеров пропасти.
«Только русская культура сердца и духа может усиленно влиять на душу народа»,— говорил К. С. Станиславский. Чувство правды и сдержанность были основными принципами метода Художественного театра. Чувство правды - это компас художника в океане фальши, безвкусицы. Сдержанность подключает зрителя к тайне сопереживания.
Закончить хочется словами К. С. Станиславского: «В театре должны служить люди идеи, понимающие свою высокую миссию и выполняющие ее не из-за лишнего хлопка, венка, удовлетворения своего маленького, актерского, каботинского самолюбия, а ради национальной, патриотической общечеловеческой идеи».
Уйдут разрушители, а Театр будет жить! МХАТ будет жить, потому что есть школа, учение, мировоззрение высокоэтическое, высоконравственное. Метод Станиславского — это путь к Добру и Свету. Он будет необходим театру всегда. Хочется, очень хочется послужить на этом пути созидания