Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 697-87-73, +7 (495) 629-81-65

Из статьи «Ставший легендой»

01.01.1982

…Чапаев — В. Зикора в псковском спектакле молод, стремителен, он весь — в азарте борьбы, он счастлив в бою рядом со своими бойцами, горд своей миссией отца — командира. И ничуть не унижают героя подмеченные театром его горячность и вспыльчивость.
Чапаев здесь удивительно слитен с массой бойцов, «всегда с вами и завсегда впереди», как он говорит сам про себя. Он, действительно, олицетворяет собой «неудержимое, стихийное, гневное, протестующее, что накопилось в крестьянской среде».
Вот он держит речь перед своей дивизией: «Идем воевать Колчака!»... — подлинно народный трибун, но слов не хватает, и он бросается в пляску, поддержанную остальными. Они пляшут, они вместе, они нераздельны, а за ними — такая сила, которая воистину непобедима.
Спектакль настаивает: Чапаева родила «та масса, в тот момент и в том своем состоянии»... Но такова власть живого характера, живущего в своем времени, что судьба его волнует, заражает зрителя и сегодня.
На   зрительских   глазах   происходит постепенное превращение полуанархической массы, полупартизанского отряда в регулярную дивизию Красной Армии.
Вот впервые дивизия одержала победу без своего командира, без его личного участия — театр не скрывает диалектической сложности, противоречивости истории. В спектакле как бы подготавливается сцена смерти начдива, а сама эта сцена — одна из сильнейших. «Черный ворон, черный ворон, что ты вьешься надо мной? Ты добычи не добьешься, черный ворон, я не твой»...— поет Чапаев и уходит в глубину сцены. Выстрел, его заслоняют бойцы и падают, еще выстрел, снова пытаются закрыть от смерти своего командира и снова падают бойцы, опять выстрел, последний, Чапаев уходит со сцены в историю, в легенду.
На заднике возникают кинокадры скачущей конницы, мчатся бойцы легендарной Чапаевской, над сценой разрастается хоровая мелодия: «...значит, смерти нет, значит, жив Чапаев!»