Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 697 87 73, +7 (495) 629 81 65

Герой негероического времени

14.11.2011

ГЕРОЙ НЕГЕРОИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ

С ним очень интересно говорить о жизни, о непростых проблемах современного мира, о коллизиях и драмах нашего бытия и, конечно, о театре, которому он служит самоотверженно. На трудные вопросы умеет ответить умно, часто ответы его неожиданны и, порой, парадоксальны, но всегда интересны, и обязательно сдобрены весомой долей юмора. Ум и юмор светятся в его искрящихся, чуть тронутых хитринкой, глазах, играющих определяющую роль в выражении красивого мужественного лица. Самой природой этот человек создан для театра. Впечатляюща его высокая стройная фигура, свободный, размашистый шаг, красиво посаженная голова с небрежно брошенной волной русых волос.

С Валентином Клементьевым, народным артистом России, который уже более двадцати лет служит Московскому художественному академическому театру им.М.Горького верой и правдой, познакомиться легче всего на поэтических вечерах. Личный репертуар его поэтических программ огромен. В них включены стихи поэтов-классиков – Пушкина, Лермонтова, Батюшкова, Глинки, Тютчева, Блока, Есенина, а также лучших поэтов ХХ столетия – Александра Твардовского, Юрия Кузнецова, Николая Рубцова, Анатолия Передреева, Николая Зиновьева, Владимира Кострова, многих других. Как мастер художественного слова в своей чтецкой ипостаси артист великолепен: программы его захватывающи, стихи читает проникновенно, и его густой, тёплого тембра бас покоряет слушателей, увлекая в мир возвышенный и прекрасный. Но вот вы приходите в театр, и поверьте, вас ожидает радостная встреча с артистом, в какой бы роли он ни выступал в этот вечер. Диапазон его творческих завоеваний обширен – одно перечисление спектаклей с его участием составит добрую страницу.

Артистический почерк Валентина Клементьева отличает обострённое чувство современности. Он верит в магию театра, его великую миссию творца людей, богатых духовно. Артист заряжен на созидание. Его постоянно влечёт туда, где проходит линия борьбы за Россию, её глубинные корни, её достоинство и величие её могучего духа. И потому образы, создаваемые им на сцене, будь – то современники или персонажи классического репертуара, всегда – отражение болевых точек, драм и трагедий нашей непростой запутанной действительности. Вся его жизнь без остатка принадлежит театру.

Сейчас на репетициях артист увлеченно «лепит» портрет современника, родившегося во всей своей откровенной неприглядности в хитросплетениях сатирической драмы «Грибной царь» писателя Юрия Полякова. Клементьев вообще тяготеет к работе над подобными образами – сложными, многогранными, порой, противоречивыми, с неприглядными характерами, людей из густого замеса нашей нынешней жизни. Артиста увлекает, когда персонаж балансирует на грани добра и зла, и он напряжённо ищет суть образа, пытаясь выявить корень беды. Чуть больше года назад Валентин Клементьев в спектакле «Уличный охотник», поставленном Т.В.Дорониной по пьесе А.Яковлева, создал волнующий характер спивающегося от тоски моряка. Его герой Сергей отвратителен и прекрасен одновременно. Отвратителен, когда пьян. Прекрасен, когда делится сокровенным, тем, на чём в глубине души ещё держится его личность: он влюблён в героические песни о Ленинграде, они постоянно звучат в его доме, звучат особенно пронзительно, когда Сергей делает попытки вырваться из трясины своей пропащей жизни. Эта психологически заострённая линия постановки заставляет зрителя пристально вглядываться в гримасы судьбы героя, отнестись к жизни Сергея как страшному порождению российской действительности последних лет.

В своё время автор «Уличного охотника» А.Яковлев подарил театру интереснейший материал к столетию С.А.Есенина. Он лёг в основу спектакля, где Валентин Клементьев создал трагически вдохновенный образ великого национального поэта – спектакль «Версия «Англетер» рассказывал о последних днях жизни С.А.Есенина. Есть такие создания в творческой биографии художника, которые публика навсегда сохраняет в памяти как возвышенный символ. Именно таким в жизни Клементьева стал образ Есенина – гигантский размах личности гениального русского Поэта, его сложный душевный мир и божественная одарённость «прозвучали» в спектакле взволнованно. А прочитанные Валентином Клементьевым стихи Есенина, стали высокохудожественным воплощением великого, могучего и всесильного русского слова и – русской души.

В МХАТ им.М.Горького Валентин Клементьев пришёл в 1989 году, по окончании ГИТИСа и шестилетнего опыта работы в Московском областном драматическом театре. Когда беседуешь с артистом, сразу поражает его знание российской глубинки.

Безусловно, многое усвоилось ещё с тех времён, когда играл по городам и весям в бытность провинциальным актёром. Но искренний интерес к проблемам народного бытия, который он проявляет постоянно, говорит и том, что Клементьев из той породы людей, которым свойственно не просто неравнодушие к судьбе Родины. Чувствуется, что живёт в его душе самоощущение личной ответственности за состояние народной жизни. И это вызывает не только уважение к нему, но и объясняет то, почему именно он стал ближайшим соратником Т.В.Дорониной. Он – актёр русского реалистического театра под руководством Т.В.Дорониной по зову души и сердца. В одном из интервью он объяснил это так: «Мне как актёру, всегда доставляет творческое наслаждение работать именно с Т.В.Дорониной как режиссёром. Да и не только мне. Первая читка пьесы, во время которой Доронина проигрывает все роли, непременно вызывает аплодисменты актёров. Казалось бы, всё ясно. Выходи на сцену и играй. Но не получается. Татьяна Васильевна владеет глубиной материала, очень многое может добавить показом. И в этом её главное преимущество не только перед актёрами, но и другими режиссёрами, с которыми мне приходилось работать.

Эти черты режиссёрского почерка Дорониной, как мне думается, определены её приверженностью мхатовской традиции психологического театра. Театра, основанного на классическом репертуаре. А для каждого современного актёра это непростая проблема.

Мы живём в современном мире, а играем роли, наделённые мощным набором различных человеческих качеств, может быть, нынче забытых. И в этом смысле загадка нашей профессии и заключается в том, чтобы покрыть разделяющую нас дистанцию путём собственных профессиональных и личностных возможностей. И как результат, мы имеет не только спектакль, который нравится зрителям, но ещё и некий полезный процесс, формирующий актёра как личность».

Вглядываясь в творчество Валентина Клементьева, можно найти ответ на вопрос, волнующий неравнодушного современного театрала. А что в них, современных мхатовских актёрах, от тех великих «стариков», которые прославили русский театр в мире? Во-первых, среда, в которой они живут, в которой формируется личность артиста, шлифуется его талант. Валентин Клементьев и сегодня выходит на сцену вместе с корифеями театра, с теми, чьими партнёрами были великие «старики». Маргарита Юрьева, любимая ученица Аллы Тарасовой, Константин Градополов, ступивший на сцену Художественного театра как актёр 14 октября 1941 года по личному приглашению Вл.И. Немировича-Данченко, и нынче отмечающий 70-летие сценической деятельности; во многих спектаклях Клементьев выступает партнёром Ю.В. Горобца, мастера безупречной достоверности, не говоря уже о Татьяне Дорониной, с которой его совместный репертуар особенно богат. Он играет великие роли, которыми в своё время прославили русский театр и русского актёра великие артисты Художественного театра – Станиславский, Качалов, Добронравов, Леонидов, Ливанов и др. Каждый раз, приступая к работе над образом, артист тщательно изучает опыт предшественников. В «Белой гвардии» Валентин Клементьев играет Мышлаевского, коронную роль великого Добронравова, играет страстно, подчёркивая незаурядный ум, невыносимую боль от чувства растоптанного достоинства честного русского офицера. В «Трёх сёстрах» – особенно любит Солёного, играет эту роль с упоением, опираясь в душе на дорогой для него опыт Леонидова. В «Вишнёвом саде» сегодня он - Лопахин. И надо признать, что при всём уважении к опыту классических мхатовских спектаклей, Клементьев вовсе не копирует великих мастеров, прославивших театр, а находит, и очень удачно, свои впечатляющие краски. В Лопахине Клементьева светится природный талант и изящество, подмеченные ещё Чеховым («тонкие пальцы артиста»), но мы, современные зрители, читаем в его трактовке образа удачливого русского купца глубоко осознанную и пережитую лично актёром драму человека, попавшего в жернова уродливого российского капитализма конца ХХ века. Мы замечаем в нашем Лопахине тот внутренний разлад, который рождён под влиянием нашего дня, и мы жалеем доброго, сильного, умного, предприимчивого, но бесконечно растерянного человека, которому трудно поверить в свою правоту. «Ущербный какой - то нынче русский купец», - как бы смеётся сам над собой Лопахин Клементьева.

Богатство сыгранных ролей классического репертуара, которые особенно удались Валентину Клементьеву, внушительно, но хочется остановить внимание в первую очередь на том, что сделано артистом так, что вызвало особый общественный резонанс, прозвучало тревогами нашего времени. В этой связи показателен образ князя Валковского из спектакля Т.В. Дорониной «Униженные и оскорблённые». Блистательный светский франт, образец изящества и грации.

Вышколенные манеры, светское «радушие», сдобренное плохо спрятанным цинизмом. Таким предстаёт князь Валковский в первом своём появлении. Но как быстро теряет он лоск, когда встречает гнев и презрение Ивана Петровича в той, судьбоносной для них встрече на квартире писателя. Клементьев ведёт свою роль мастерски, искусно владея логикой психологического анализа, постепенно вводит зрителя в коварство задуманного плана. И тем значительней и ярче крушение Валковского, когда подлость мерзейшей личности проступает в образе лощёного фата, словно плесень на стенах утлой каморки. По мере разгула его низости зритель видит, как блекнет и теряет лицо проигравший свою игру князь. Каким же образом артисту удаётся вывернуть наизнанку это подлое нутро, являя миру жалкого сутягу? Загадка профессии. И, может быть, самое страшное в этом превращении - современность подобного типа, так мастерски вскрытого в его ничтожестве.

К середине 90-х годов Валентин Клементьев становится ведущим актёром театра. Он не только неизменный участник почти всех ведущих постановок Т.В.Дорониной, он пробует себя в режиссуре, много и успешно работает с Валерием Беляковичем над созданием его спектаклей, в которых всегда играет главные роли. В постановке «На дне» – Сатин, в «Горячем сердце» – Хлынов, наконец, в «Мастере и Маргарите» – Понитий Пилат.

К этому времени сложилась персональная «булгакиана» артиста, созданная режиссёрской волей Т.В. Дорониной. Это и вдохновенный образ Мышлаевского в спектакле «Белая гвардия», поставленном ею и впервые на русской сцене отразившем в полной мере бурю мыслей и чувств русского летописца трагического слома России, и Обольянинов в «Зойкиной квартире», и Король - Солнце в спектакле «Комедианты господина…», созданном Т.Дорониной по произведениям М.А.Булгакова « Кабала святош» и «Мольер». Клементьев участвовал и в самой первой работе Дорониной по Булгакову – спектакле «Полоумный Журден». Наконец, последняя из впечатляющих премьер театра – постановка В.Беляковича «Мастер и Маргарита».

Валентин Клементьев принадлежит к той категории русских интеллигентов, внутренней задачей которых всегда была забота о формировании своего внутреннего мира, совершенствовании собственной личности, главной целью которой было и остаётся бескорыстное служение интересам Отечества. Эти качества составляют основу нравственного содержания образов, создаваемых артистом. Везде он говорит со зрителем о проблемах дня настоящего. И потому его Мышлаевский – русский офицер с обострённым чувством чести, более того – в нём видится обобщённый характер лучших сил русской армии в годину испытаний. Артист предельно требователен к себе в подходах к сложнейшим текстам Булгакова. Вот почему так страшен его внешне великолепный Король – Солнце, излучающий холод бездушия, вот почему так привлекателен и интересен его надменный и мудрый прокуратор Иудеи, ищущий мыслитель и безжалостный палач Понтий Пилат в сложнейшем рисунке спектакля «Мастер и Маргарита».

История Художественного театра всегда славна была вниманием к проблемам современной ему общественной жизни. Сегодня не так много драматургов, которые могут в полной мере передать ту сложнейшую атмосферу, которая определяется внутренними потребностями общества.

Хороший русский театр всегда, как ни один общественный организм, наиболее точно угадывает эту потребность. И в этой связи ценнейшими завоеваниями МХАТ им. М. Горького можно назвать спектакли, в которых театр отвечает насущным запросам современного человека, его жажде видеть среди современников достойного человека, для которого понятия «честность», «порядочность», «мужество», «благородство», «совесть» жизненно необходимые, как средство существования, как воздух.

Именно этим запросам отвечают работы Валентина Клементьева – это и Лаврухин в спектакле по пьесе Арбузова «Годы странствий», и Автор в постановке, в основе которой поэма А.Твардовского «Василий Тёркин». Это, наконец, последняя работа Валентина Клементьева – образ русского советского офицера Д.И. Савельева в пьесе К.М. Симонова «Так и будет». Казалось бы, молодой человек, для которого Великая Отечественная война, это славная, героическая летопись мужества, но пройденная и пережитая совсем не его поколением. Теперь – другие запросы, другие жизненные ориентиры. Но в исполнении Клементьева русский советский офицер Савельев этот именно тот, настоящий, родной, бесконечно дорогой человек, которому верили беззаветно, который был и остаётся опорой и совестью всего исстрадавшегося народа. Ровным, чётким, кажется, совсем бесстрастным голосом читает Савельев бессмертные стихи «Жди меня». Но читает так, что каждое слово, каждое дыхание отзывается в сердце людей, и в немом восторге благодарной памяти замирает зал. Спектакль-правда нашей исстрадавшейся и великой Родины, спектакль-реквием, и главный голос в нём принадлежит прекрасному художнику сцены русской сцены народному артисту России Валентину Клементьеву.