Москва,
Тверской бульвар, 22
МХАТ им. М. Горького
Москва, Тверской бульвар, 22
Телефоны: +7 (495) 629 81 65, +7 (495) 690 20 84

"Деньги для Марии"

21.01.2011

«Деньги для Марии»

Гаснет свет. Из темноты в лучах прожектора выступает образ Девы Марии. Потрескавшаяся от времени икона расположена прямо над сценой. Затем пространство осветится, и покажется незамысло­ватая бытовая обстановка уютного дома: дощатый стол и скамейки вместо стульев, резные окна, какие и сейчас доживают свой век в глу­хих деревушках... белоснежные деревья. Зима. Странным образом, но святой лик Девы символически перекликается с главной героиней спектакля. И не только потому, что она носит точно такое же имя. За­кончится спектакль этой же сценой.

Режиссёр постановки «Деньги для Марии» Александр Дмитриев взял для работы непростой материал. Одноимённое произведение Валентина Распутина, известного советского писателя о жизни деревни, редкий гость на театральных подмостках, особенно сегодня. Почти по-шукшински звучат некото­рые монологи, и вспоминаются старые добрые черно-белые фильмы. Александр Дмитриев поставил спектакль слово в слово, как написано в повести. Желание режиссёра сделать спектакль идеальным понятно, ведь его смотрел сам автор. На премьере Валентин Распутин поблаго­дарил актёрский состав и режиссёра, а Александр Дмитриев препод­нёс легенде советской литературы громадный букет роз.

«Деньги для Марии» были написаны Распутиным ещё в 1967 году. Более сорока лет прошло с момента создания повести. Колхозы, председатели, коммунизм, кулаки (слова учителя Евгения Николае­вича — С. Кисличенко, когда главный герой придёт занимать у него деньги) — сегодня выглядят наивным и отжившим элементом. Кузь­ма — Б. Бачурин собирает по всей деревне деньги для того, чтобы спасти свою жену Марию — Т. Шалковская от тюрьмы. В магазине, где она работала, случилась недостача в размере одной тысячи ру­блей, что по'тем временам довольно большие деньги. Все дают, кто сколько может. Председатель колхоза — А. Шедько даже принудил«добровольно» своих работников отказаться от зарплаты на месяц в пользу Марии. Но не все поняли такого благородства, а если быть точнее, то жизненные обстоятельства не дают простым сельским жи­телям остаться без зарплаты. И сколько бы мы ни говорили, что без денег жить лучше и что не это главное в нашей жизни, тем не менее каждый день встаём рано утром и бежим на работу, и не ради идеи. А когда теряем работу, с ужасом ищем другую и не представляем, как будем жить дальше без нее. Все эти мысли в спектакле отчётливо слышны. Страшно то, как говорит в финальном монологе Кузьма, что мы становимся зависимы от них. Но к этому состоянию мы скоро при­выкнем. Ведь человек ко всему привыкает.

Особенно удались образы хитрой и весёлой тётки Степаниды — Л. Кузнецова, надёжного друга Василия — С. Курач и странноватого, ворчливого, как и многие старые люди, деда Гордея — Г. Кочкожа­ров. В каждом из них зритель узнает своего соседа по квартире или по даче. Актёрам удалось создать убедительный характер, присущий обитателям русских деревень. Получился собирательный образ сель­ского жителя — и темпераментного, и отзывчивого, даже благород­ного, широкого душой, терпящего бесконечные страдания.

После спектакля зрители расходились по домам, и каждый думал о своём прошлом, которое уже никогда не вернётся...