Выборы 2012: Вопросы образования и культуры

01.02.2011

Выборы 2012: Вопросы образования и культуры

"Слово" №1-2

15 декабря 2010 года редакция газеты «Слово» провела «круглый стол» на тему «Выборы-2012:вопросы образования и культуры». В обсуждении приняли участие виднейшие деятели российской культуры, широко известные всей стране. Актуальность обозначенной темы не вызывает сомнений. Цель мероприятия - поставить вопросы образования и культуры в центр предвыборного диалога, сделать его важной и неотъемлемой частью политического дискурса как в ходе президентской избирательной кампании, так и выборов в Государственную Думу.

Татьяна ДОРОНИНА:

—  Самое большое, необратимое несчастье, которое произошло со всеми нами и продолжает происходить, разрастаться, — это уничтожение нашей отечественной культуры. Это касается не только литературы, музыки, живописи, скульптуры... Но и отечественного театра. Что волнует меня более всего. Причём именно состояние драматического театра. Как основополагающего понятия в культуре вообще. Ибо это, по определению Александра Сергеевича Пушкина, самое трудное и самое важное из искусств. Почему? Потому что продолжение проповеди и продолжение работы — я не оговорилась: именно продолжение работы — Церкви с человеческими душами — это драматический театр. То, что он должен совершать. И он совершал. Потому что, так или иначе, блистательная драматургия Островского, Чехова, Горького, не менее блистательные произведения Гоголя и Булгакова — это то, что питает сейчас лучшие театры мира, и то, что должно быть основой нашего театра. Тем более сегодня, когда фактически нет драматургов, способных создать что-либо приближенное к тому, что создавали Булгаков, Чехов, Горький... Почему отсутствуют драматургия, поэзия и все остальное? Потому что всё направлено по «золотому» пути, который уничтожает не только души, но и сами понятия. Сегодня создатели в той или иной области искусства действительно оцениваются золотом, деньгами. И раз эта оценка определяется деньгами, то, следовательно, сегодня носителями искусства являются эти самые люди, которые очень плохо образованны. Они безвкусны, они бесстыдны, они порочны.

И сегодня порочные, то есть не совсем здоровые люди рулят искусством, причём в любой области. Но моей болью является потеря драматического искусства вообще. Взять хотя бы оплату — поскольку несколько лет назад мне пришлось узнать, что такое штатное расписание, и я увидела списки, которые там должны быть, — то я это хорошо знаю. Так вот, на сегодня в штатном расписании высшая ставка актёров со званиями — семь тысяч пятьдесят рублей. Разница же с начинающим артистом невелика. Человек, который только что окончил училище, имеет ставку в пять тысяч. Необходимо делать что-то, чтобы актёры получали надбавку. И здесь начинается борьба за эту надбавку. Но при этом ни в коем случае нельзя переходить на пошлый репертуар, следует сохранять принцип Художественного театра, который был определён первой главой книги Константина Сергеевича Станиславского под названием «Этика». Причём, определяя репертуар, следует считаться с велением времени. И далее, необходимо ещё воспитание вкуса и воспитание словом. Основные катастрофы, которые происходят сегодня, связаны с уничтожением русского слова. Ныне многие не в состоянии постигнуть великую литературу, прочитывать произведения с описаниями Льва Николаевича Толстого или Ивана Сергеевича Тургенева, особенно любившего пейзажи, и прочих. Сейчас об этом приходится сожалеть. Раньше люди не только умели прочитывать подобные описания и постигать, они любили это.

Обратите внимание, как изменилась манера речи. Сейчас в агрессивном окружении постоянной ругани, постоянного агрессивного натиска часто теряется сам смысл разговора. Я, например, поскольку природа моей профессии чрезмерно эмоциональна, переполнена возмущением и порой даже не понимаю, о чём идет речь. Нынешнее состояние слова — вредно, порочно, уничтожает страну. Поскольку это — проповедь безграмотности, приоритета золотого тельца, поскольку совершенно забывают о том, что такое человеческая личность и основополагающее понятие личности — душа. Ведь когда Константина Сергеевича Станиславского попросили кратко определить, что такое талант, то он ответил: «Душа». Без души нельзя написать музыку, стихи, нельзя написать картину... И уж совсем нельзя выходить на сцену. Потому что именно душа является поводырем артиста, который берёт в охапку зрителя и ведёт его за собой. Именно душа даёт исполнителю необходимую меру искренности. Актёр безусловно является проповедником и обязан им оставаться...

Сегодня, однако, чудовищные переводные пошлые поделки стали определяющими во всех маленьких театрах. Зачастую хорошие, талантливые актёры вынуждены там играть для того, чтобы прокормить свою семью, чтобы как-то заработать... Потому что на пять или на семь тысяч не проживёшь. Запущен чудовищный механизм разврата, причём запущен через самое болезненное, что только есть, — через любовь к близким. Ради любви к детям, из желания сохранить свою семью, накормить и одеть её, порой очень хорошие актёры, понимающие, что то или иное драматическое произведение вовсе не является искусством, тратят на него время и силы. Но самое печальное, что они жертвуют при этом вкусом, верой в своё предназначение. Это катастрофа.

Продолжение "круглого стола"

"Слово" № 3-4

Татьяна ДОРОНИНА:

— Перед Новым годом я была на приеме у нашего замечательного министра Авдеева Александра Алексеевича. Записалась, потому что нужно было сделать какой-то праздник актёрам. Тем более что в этот период им приходится работать с двойной, а то и тройной нагрузкой. Потому что у нас и малая сцена есть. В зимние каникулы актёрам приходится играть два спектакля на большой сцене, и заботиться о том, чтобы параллельно шли спектакли и на малой. Да, перед спектаклями нужно, чтобы клетям вышел Дед Мороз... Получается ещё одно представление — четвертое...

Значит, пошла к министру. Я не люблю просить, но... за других легче просить. Но всё равно тяжело. У нас треть актёров — в зрелом возрасте. А совсем молодые, даже с надбавкой, получают только двадцать тысяч... А больше мы не можем... Мне ответили, что помочь не могут и объяснили почему: тот процент, который дали на культуру, — минимальный. Сейчас ещё сняли. За последнее только время восемь миллиардов пошли даже не на реконструкцию, а на строительство в моём родном городе Ленинграде Мариинского театра...

Что совершенно непонятно для меня, поскольку для строительства нужен какой-то масштаб. И этот масштаб уничтожил дорогой мне Дворец культуры имени Первой пятилетки, в котором было двадцать пять кружков, который был битком набит окрестными жителями, который два года — девятый-десятый класс посещала и я. Там был тогда потрясающий руководитель народный артист Фёдор Михайлович Никитин. И вот сейчас целый район уничтожен, причём старый, театральный район Ленинграда...

Этот район был очень дорог мне. Помню, пришла на спектакль посмотреть Ульяну Лопаткину. Она была бесподобна, но дирижёр был чудовищный. В театре работают пожилые билетёрши, которые ко мне очень хорошо относятся, не забыли меня. Спрашиваю: «Скажите, почему так плохо дирижировал дирижёр?» «Драгоценная, — отвечают мне, — сегодня было ещё терпимо. Он — плохой дирижер, но он родственник Гергиева...»

И вот под амбициозные планы уничтожен старый пассаж, построенный ещё при Петре Первом... Всё, что рядом с Никольской церковью, перекопано... Не знаю, во что всё это будет превращено...

Огромные деньги сегодня, например, тратят на покрытие люстр Большого театра сусальным золотом. Замечательно, что их золотят. Но золотили люстры и раньше. Однако это не шло в ущерб другим театрам, не шло в ущерб театральному искусству в целом. Были разумные подходы, которые предусматривали, что покрытие золотом театральных люстр не должно проводиться за счет уничтожения драматического искусства. Поэтому тают мои надежды на то, что здесь можно будет что-то изменить...

Если не устраивать своеобразную проповедь через слово драматического театра, о которой я уже говорила и которая была всегда основополагающей, то остаются только бесстыдные циничные пляски. Они устраиваются повсеместно. Но они не воспитают родителей. Когда Василий Борисович (Ливанов. — Ред.) привел дивную цитату из Капицы, я сразу согласилась с этим: воспитывать детей должны родители. А для начала нужно воспитывать самих родителей. Потому что по невоспитанности и безвкусию сегодняшние родители — уникальны.

Мы пришли сегодня вместе с заведующей литературной частью театра Галиной Александровной Орехановой и нашим ведущим артистом Валентином Валентиновичем Клементьевым. У Валентина Валентиновича два замечательных сына. Он решил проблему воспитания — водит их в церковную школу. Но то, что Валентин Валентинович имеет в сердце Веру и проводит её в воспитании мальчиков, — это исключение...

В беседах со зрителями узнаешь очень интересные вещи. Расскажу такой случай. Пришла в театр очень бедно, именно бедно — неброско, неярко — одетая женщина, в пальтишке, которому явно много лет. Рядом мальчик лет десяти. Вызывает меня администратор: «Татьяна Васильевна, вот привела мальчика на вечерний спектакль, на «Мастера и Маргариту». А у нас на вечерние спектакли дети не допускаются...». Женщина смотрит на меня умоляющими глазами, говорит: «Оставить-то его мне не с кем. И он очень просится...». Что оставалось делать? Говорю: «Хорошо. Только посажу вас в директорскую ложу. Там удобней».

Предложение об обращении в самые высокие инстанции — прекрасно. Но, по правде сказать, я в подобные обращения уже давно перестала верить. Потому что наверху им точно так же пренебрегут, как и всем остальным. Ибо не видеть того, что происходит — представить, что они не включают этот проклятый ящик — просто нельзя. Следовательно, они всё это знают. И когда мы с вами напишем, что то, что там (на телевидении. — Ред.) происходит — безнравственно, невозможно, недопустимо, мы будем в дураках...
(Шум в зале).

Я предпринимала подобные попытки объяснить. Три или четыре года назад в Малом театре собрали художественных руководителей театров, не только Москвы, но и Ленинграда, и других городов. Все говорили о катастрофе, которая угрожает и драматургии, и актёрскому искусству. Потому что на плохой драматургии не вырастишь хорошего актёра — он не может прочитывать тему вообще и не в состоянии её играть, потому что неграмотен...

На театральных подмостках — тот же самый беспредел, что существует на экране. Почему-то необыкновенно обласкан властью Серебренников (Кирилл. — Ред.), который даже по образованию не является человеком театра. Он — физик (окончил физический факультет Ростовского государственного университета. — Ред.). Несколько лет назад он приходил, предлагал свои услуги. Я сказала, что сначала посмотрю его спектакль. В итоге оказалась в какой-то частной квартире, где играли спектакль под названием «Пластилин». И когда я посмотрела на лежащие на полу грязные тела, то, естественно, на предложение господина Серебренникова ответила отказом.

Уже через несколько лет, когда он поставил в МХТ «Лес» Островского, поскольку там играла моя коллега Наташа Тенякова, я пошла смотреть, что поставил Серебренников. К моему полному недоумению через несколько минут после начала вышел детский хор, и пионеры периода советской власти запели какую-то советскую песню, которая, наверное, должна была то ли оправдывать, то ли подтверждать идеи, заданные в этой пьесе. Я не поняла ничего. Пионеры появлялись периодически и пели пионерские песни. Исполняющая роль Гурмыжской — а это было мне особенно интересно, поскольку я сама исполняю её роль во МХАТе имени Горького — в виде странного существа расположилась в центре сцены. Надо сказать, что Наташа Тенякова всегда была очень сценична, красива, она вообще очень талантлива. А это сидит нечто непонятное, со всех сторон круглое, глупое, безглазое и рядом две старушки... Я поняла, что мужские персонажи Островского здесь представлены двумя женщинами...Отвратительно. Две шаловливые старушки играли двух мужчин, которые были обозначены у Александра Николаевича Островского... Самое замечательное — вышел Буланов, молодой возлюбленный престарелой Гурмыжской, в цивильной одежде, сшитой по образцу костюма Владимира Владимировича Путина, Вслед за идиотом Булановым вышли пионеры и грянули свою песню...

В конце концов перейду к заключению, чтобы было понятно, к чему я всё это говорю. Итак, вернемся к уже упомянутому мною собранию в Малом театре. Коршунов (Виктор Иванович, генеральный директор Государственного академического Малого театра. — Ред.) и Соломин (Юрий Мефодьевич, художественный руководитель Государственного академического Малого театра. — Ред.) — молодцы. Помимо того что сами великолепные актёры сделали великое дело, сохранив театр. Они держат театр и не позволили разрушить его. Все руководители театров за редким исключением говорили об уничтожении королей актёрского искусства, о том, что при нынешнем положении дел ни о каком искусстве речи идти не может. Тогда, выслушав все это, я выступила и сказала, что поскольку существует общая тенденция фактического уничтожения отечественного искусства, отечественного театра, предлагаю составить обращение, в котором мы как профессионалы выразили бы своё мнение, высказали бы свои соображения и предложения. Это то, что, так или иначе, должно дойти до руководства. Если бы вы видели тот испуг, который отразился на лицах многих собравшихся!.. Может быть, имеет смысл обратиться к самим работникам...

Материалы «круглого стола» подготовил Василий МИХАЙЛОВСКИЙ.

Последние новости
23.04.2018

Юбилейный 100-й спектакль «КАК БОГИ…»

Современная и актуальная пьеса, написанная талантливым драматургом Ю.М. Поляковым, с неизменным успехом идет на сцене МХАТ им. М.Горького благодаря прекрасному ансамблю артистов и чудесной режиссуре Народной артистки СССР Т.В. Дорониной. Сегодня вечером спектакль будет радовать зрителя в 100-й раз.
21.04.2018

Поздравляем Валерия Ивановича Ускова с 85-летием!

22 апреля исполняется 85 лет со дня рождения Народного артиста России, режиссера Валерия Ивановича Ускова. Спектакль «Ее друзья», поставленный В. И. Усковым на Основной сцене МХАТ им. М. Горького, больше двадцати лет пользуется неизменным успехом у зрителей.
12.04.2018

195 лет со дня рождения А. Н. Островского

12 апреля 2018 года исполняется 195 лет со дня рождения великого русского драматурга Александра Николаевича Островского.