«Российская газета»: Наталья Осипова станцует «Мать» в МХАТ им. М. Горького

24.05.2019

«Российская газета»: Наталья Осипова станцует «Мать» в МХАТ им. М. Горького

Спектакль «Мать» (он же «The Mother») поставлен по мотивам сказки Андерсена. Прима-балерина Лондонского Королевского балета международная звезда Наталья Осипова танцует в нём 24 –26 мая на сцене МХАТ им. М. Горького. Подробностями балерина поделилась накануне премьеры с «РГ».

Радостно, что в Москве вы теперь появляетесь чаще. И всё же как вам удаётся успевать если 1521 мая у вас премьера в Королевском балете, а через три дня уже в столице?

– Да, так совпало, но вполне по силам. Сезонов в ровном режиме вообще не бывает, то два–три месяца выжимаешь из себя всё, то месяц-другой рутина. Сейчас я почти без сна: упомянутая вами премьера «Медузы» Сиди Ларби Шеркауи, сейчас спектакль Артура Пита, потом в Королевском балете Джульетта Макмиллана «Симфония До мажор» Баланчина и «Месяц в деревне» Аштона. Стараюсь сбалансировать классику и «контемпорари», чтобы они не пересекались и не смешивались, – так удобнее держать форму. Мне не нужно весь год находиться в Лондоне, но когда приезжаю – работаю интенсивно.

То есть, дирекция балета Ковент Гарден к вам так лояльна?

О, Кевин О'Хара – один из лучших директоров. У него нет амбиций танцовщика или хореографа, он прекрасный творческий менеджер. Заботится о здоровой атмосфере в труппе, но пресекает актерское эго. Понимает, кто на что способен, но при этом следит, чтобы у всех было одинаковое количество спектаклей. Ему нужно, чтобы я интенсивно работала в театре 2–3 месяца, а потом даёт паузу на мои собственные проекты. Мы с ним понимаем друг друга и очень большие друзья. Стучу по столу.

В этом сезоне вы третий раз в Москве, выступили с сольной программой в Доме музыки, участвовали в вечере Большого театра в честь Марины Кондратьевой. Может, есть планы и на грядущие летние гастроли Большого в Лондоне?

Пригласили бы – приехала, а нет, так нет. Хотя мы прекрасно общаемся, у меня там много друзей-танцовщиков. Участвовать в вечере в честь Марины Кондратьевой не планировала заранее, но и отказать не могла, она уникальный негромкий человек, и этот человек многое мне дал. Вообще Большой притягивает, потому что я люблю Москву. Люблю моих педагогов Марину Кондратьеву и Марину Леонову, хотя и смотрю уже на какие-то вещи другими глазами. Вкус всегда дело привитое, формируется там, где ты вырос, и очень меняется в другой среде. Стилистика меняется, начинаешь думать и танцевать по-другому, сам становишься другим. Мне кажется, держаться только незыблемой традиции не всегда правильно.

Только что десять лет работы в Американском балетном театре отметил Алексей Ратманский, тоже ставший, как вы говорите, другим. Вы ведь сотрудничаете?

Прошлым летом мы сделали программу «Чистый танец», где вместе с Дэвидом Холлбергом исполняем «Грустный вальс» Сибелиуса в его постановке. Был успех, осенью повторим всё на сцене Сэддлерс Уэллс в Лондоне. Очень интересно, когда хореограф ставит специально для тебя.

Нынешнюю «Мать» Артур Пита тоже ставил специально для вас.

Он один из самых моих любимых хореографов. Мы раньше никогда так долго не работали вместе, но всегда совпадали. Понимаю его с полуслова. Сейчас мы совпали в странном жанре драматического театра, основанного на движениях классического балета. Я очень боялась за премьеру, мы припасли её под Рождество на фестивале в Эдинбурге, и публика реагировала прекрасно. Сейчас это один из самых интересных моих опытов, танцевальный и драматический.

«История одной матери» Андерсена сказка не самая популярная, и в ней как в притче намешаны мистика, покорность судьбе, сила воли, проблема выбора. Вам-то что ближе?

– Сначала Артур Пита принёс книгу с чудаковатыми картинками (рисунки итальянского художника AkaB – Прим. ред.). Вроде бы сказка, но выглядело всё «в нашем жанре» – как триллер. Радикально и интересно. Сказал, предложил мне прочитать, и я узнала историю матери, вступившей в схватку со Смертью за жизнь своего ребёнка. А работать мы начали по книге и не по книге. Героиню испытывают небеса, а она идёт всё дальше и дальше. Трудности у нас олицетворяют разные персонажи, но всех их играет Джонаттан Годар – у него роль меняющейся маски Смерти.

Про него известно, что он номинировался на премию Лоуренса Оливье, получил престижную премию Британской критики как лучший танцовщик. А какой он партнёр на сцене?

Он дивный, разноплановый, очень тонкий партнёр. Но Артур Пита не дает ему победить, меняя в грустной истории акценты: мать отбирает ребёнка у смерти – пусть ему будет больно и тяжело, не как в обещанном раю, но он должен жить. Так что финал в спектакле всё же просветленный и оставляющий вопрос – может, все тяготы были только тяжким сном?

Наверное, Артура Питу не напрасно маркируют «Дэвидом Линчем современного балета». Не боитесь отпугнуть зрителя мрачной темой?

– Такую историю не стыдно привезти показать. Вообще-то я очень самокритичный человек, всегда готова впасть в депрессию от собственного перфекционизма. Но видео этого спектакля смотрела, не отрываясь; мы сделали очень хорошую работу.

Только ленивый не знает, что ради прекрасной идеи вы готовы мчаться хоть в Пермь, хоть в Сидней. Нет мысли стать полностью независимой звездой?

Пока ты молодая и физическая форма позволяет, ты должна быть в театре, это твой уровень и класс. Мне только 32 и я хочу танцевать в театре, а все свои проекты я делаю помимо него.

Вряд ли можно найти артиста балета, которого не пугает перспектива неминуемой смены карьеры. О чём вы задумываетесь? Пойдёте в педагоги?

– Сейчас я интерпретатор и исполнитель, артист с амбицией танцевать и творить. Пока я в форме, это моя первая обязанность, и я её люблю. А преподавать… Нет сейчас такого призвания. И, кроме того, школа – это другая работа. Даже зная основу и методику, не каждый артист способен её передать.

Обычно на балетном Олимпе любят делиться своими мыслями, как что улучшить в этой области…

– Все должны овладеть школой – это важно. Но школа и индивидуальность в тонком противоречии. Что хорошо для одного артиста, на других не работает. Я пробовала репетировать с девушками. Методика Вагановой лучше всего, и я люблю русскую школу, особенно верх и руки петербургской выделки. Но и её надо немного реформировать: в русской школе девочки на середине класса занимаются без пуантов, теряя силу стоп и плавный переход с пуанта на полупалец. Я и сама не могла сойти на полную пятку, и справилась с этим только начав заниматься на пуантах на середине класса. Скажете, методика? А для меня это личный опыт балерины: надо работать, и тогда всё, что казалось сложным, перестает быть проблемой.

Лейла Гучмазова, «Российская газета», 23 мая 2019 г.

Последние новости
18.06.2019

Эдуард Бояков принял участие в репетиции спектакля «Три сестры»

18 июня 2019 / МХАТ им. М. Горького / пресс-службаВ канун отпуска в театре прошла первая установочная репетиция спектакля «Три сестры» в новом составе. В сезоне 2019-2010 года ветеранов сменят молодые актеры МХАТ им. М…
18.06.2019

«Мир новостей»: Любовь или долг?

16 июня состоялась премьера спектакля «Леди Гамильтон» в МХАТ имени Горького. Пьеса британского драматурга Теренса Реттигена в постановке Александра Дмитриева — не просто история о «любовном треугольнике», а…
18.06.2019

«Вести»: МХАТ поставил пьесу «Он завещал её нации» под именем «Леди Гамильтон»

История великой любви двух незаурядных личностей начала XIX века – Горацио Нельсона и Эммы Гамильтон, ставшая основой для пьесы английского драматурга сэра Теренса Реттигена, входит в репертуар лучшего, на наш…